Синдром пленника

Стокгольмский синдром России

Синдром пленника

+T –

Сегодня изоляция России достигла исторического максимума. Такого еще не было в мировой истории, чтобы 27 государств одновременно выслали 143 подозреваемых в разведдеятельности сотрудников посольств одной страны. Не было еще таких прецедентов, начиная с античной истории. Понятно, что отравление С.

Скрипаля послужило лишь последней каплей, переполнившей чашу терпения. До этого была и аннексия Крыма, и эскалация вооруженной (развязывание военных действий на Донбассе) и информационной агрессии со стороны России. И это, по всей видимости, еще не последняя стадия конфронтации, которая с переизбранием В.

Путина в дальнейшем будет только нарастать. Этому же способствуют его воинственная внешнеполитическая риторика, что вызывает ухудшение отношения со стороны большинства стран мира не только к России, как стране, но и к русским вообще.

Конечно же, спад количества выезжающих в турпоездки россиян можно объяснить не только этими факторами, а и другими, например, падением уровня их доходов.

К этому можно добавить и законодательные ограничения последних лет, запрещающих выезд миллионам россиян, например, должникам, работникам силовых структур и правоохранительных органов. И вообще, большинство россиян никогда не выезжало за границу, не планирует этого делать и вообще не имеет загранпаспорта (72%).

Россия все больше превращается в закрытую страну за железным занавесом. Причем внутренняя пропаганда ежедневно внушает рядовому обывателю чувство пребывания в России, как в осаженной врагами крепости. И только благодаря одному человеку в мире – президенту В.Путину – Россия вообще еще гордо существует и даже уже встала с колен.

Довольно много уже было написано и про русскую национальную идею царя-самодержца, которая сейчас получила свое естественное продолжение. А последние события только подтверждают ее правильность. Даже после ухудшения экономического положения россиян рейтинг поддержки В.

Путина остался высоким, что показали недавние выборы. При этом никакие форсмажорные обстоятельства, даже крупные трагедии, не могут изменить положение вещей.

Русский народ выбрал для своей самоидентификации идею царя-батюшки, который заботится о народе, за которого можно (и часто даже нужно) сложить голову, вместе с известным набором духовных скреп. При этом надо заметить, что само понятие «скрепы» является производным от несвободы.

Свободные, либеральные идеи, которые провозглашаются национальной идеей в других странах (например, в США) вызывают в России отторжение.

Все больше в России становится заметен культ личности В.Путина. Даже бедствия национальных масштабов не вызывают сомнений в непогрешимости вождя. После трагедии в Кемерово основная масса негодования народа обрушилась на местных чиновников.

Немногочисленные возгласы митингующих «долой Путина» не получили всенародной поддержки. Прилетевший на разборки в Кемерово В.Путин строго вычитал местным чиновникам за потерю стольких людей, в то время как «мы говорим о демографии».

Но благодаря хорошему подходу к начальству со стороны губернатора Тулеева («подход к начальству» – армейский термин), были наказаны только мелкие чиновники. По отношению к большому начальству, в том числе министрам, царь остался добрым.

Поэтому построенная коррупционная модель самодержавного государства не исключает повторения подобных трагедий в будущем.

В прошлом году на “Аллее правителей” в центре Москвы появились памятники Ивану IV Грозному и Иосифу Сталину. Это неудивительно, учитываю похожий характер их жестокого правления, опирающегося на развитый аппарат подавления оппозиции и инакомыслия даже среди близкого окружения. Во времена И.

Грозного этим аппаратом подавления были опричники, во времена И.Сталина – НКВД, сейчас – ФСБ. В этой связи интересны психологические портреты этих столь популярных сегодня могущественных правителей. По мнению большинства сегодняшних историков, И.Грозный был тираном с манией преследования, убивший тысячи своих подданных.

Но дошедших до нас заключений дипломированных специалистов той эпохи конечно же нет, из-за отсутствия тогда таковых. Зато сохранилось заключение русского психиатра В.Бехтерева, который накануне своей внезапной смерти в 1927 году в присутствии своего помощника С.

Мнухина, охарактеризовал только что обследованного им Сталина как “параноика”. Врач Д.Плетнев в 1937 году выявил у Сталина “бред величия и бред преследования”. Советский психиатр А.Личко в 1988 году высказал мнение, что у Сталина была “паранойя”. Президент Всемирной федерации неврологов В.

Хачински считал, что в послевоенные годы состояние Сталина стало заметно прогрессировать в сторону “паранойи”. 

Характерно, что все последующие деспотичные правители старались обелить предшественников. И.

Эйдман в статье «Параноик параноику глаз не выклюет» пишет «Путин защищает Ивана Грозного и Сталина «от излишней демонизации», потому что подсознательно чувствует в них «братьев по разуму», вернее, по клинической паранойе».

И приводит цитаты Сталина о Грозном «Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять боярских семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени». И цитату Путина о Сталине «Сталин был продуктом своей эпохи…».

«В классическом представлении страдающие паранойей отличаются нездоровой подозрительностью, склонностью видеть в случайных событиях происки врагов, выстраивать сложные теории заговоров против себя».

Тут можно было бы еще дополнить, что не только против себя, но и против страны.

Интересно, что у людей, систематически употребляющие кокаин, наряду с кратковременным эффектом энергичности,  приподнятого настроения и чувства превосходства со временем нарастают хронические симптомы паранойи, раздражительности и тревоги. 

Как в России, так и за рубежом довольно часто ведутся дискуссии, что первично.

Царь, который заставляет все население своего государства становится заложниками своего деспотизма и паранойи, или благодатная почва общества выталкивает наверх таких личностей с соответствующими психологическими задатками, которые со временем усугубляются. При этом большинство склоняется к выводу про взаимосвязанность двух составляющих этого устойчивого симбиоза.

Исследуя психотип главного правителя обычно мало внимания уделяется психологическому анализу того коллектива людей, который попадает в сильную зависимость от вождя и охотно подчиняется его указам В большинстве случаев достаточно даже не указов, а нескольких произнесенных слов.

Например, достаточно было президенту просто сказать, что «мы будет стоять позади женщин и детей», в которых украинские военные не смогут стрелять, как эти слова сразу стали руководством к действию в операции по захвату Крыма и Донбасса, минуя длинную командную цепь приказов от начальника Генштаба до командиров взводов.

Что самое интересное, эти женщины и дети сами охотно шли перед спецназовцами, блокируя украинские военные части и подразделения. А вот фраза из статьи Википедии «Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом».

Статья называется «Стокгольмский синдром». На мой взгляд, большинство положений этой статьи можно экстраполировать на все население России, которое пребывает в заложниках у террориста, страдающим паранойей. Достаточно привести цитаты из этой статьи, в которых можно найти много общего с психотипом поведения большинства россиян, т.

е не менее 76% населения, согласно результатам последних президентских выборов.

“Стокгольмский синдром — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и (или) применения или угрозы применения насилия.

Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

Авторство термина «стокгольмский синдром» приписывают криминалисту Нильсу Бейероту, который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года.

Механизм психологической защиты, лежащий в основе стокгольмского синдрома, был впервые описан Анной Фрейд в 1936 году, когда и получил название «идентификация с агрессором».

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие.

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению. Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении, и даже заслоняли террориста своим телом.

В других случаях террорист прятался среди заложников и никто его не разоблачал. Стокгольмский синдром может получить развитие при:

  • политических и криминальных терактах (захват заложников);
  • лишении свободы в концентрационных лагерях и тюрьмах;
  • отправлении судебных процедур;
  • развитии авторитарных межличностных отношений внутри политических групп и религиозны сект;
  • вспышках внутрисемейного, бытового и сексуального насилия.

Механизм психологической защиты основан на надежде жертвы, что агрессор проявит снисхождение при условии безоговорочного выполнения всех его требований.

Поэтому пленник старается продемонстрировать послушание, логически оправдать действия захватчика, вызвать его одобрение и покровительство. Есть необычная разновидность Стокгольмского синдрома, называемая «корпоративной».

Она проявляется во время диктатуры на работе и подчинения человека своему «руководителю».”

Вот тут отрывок из статьи, полезный для переживших трагедию в Кемерово. “В случаях особо жестокого обращения заложники психологически дистанцируются от ситуации; убеждают себя, что это происходит не с ними, что с ними такое произойти не могло, и вытесняют из памяти травмирующее событие, занимаясь конкретной деятельностью”.

В этих статье Википедии есть еще много интересных отрывков, которые нет возможности здесь привести полностью, чтобы не перегружать читателя. Даже ссылки отсюда на другие психологические термины укладываются в описание этого Стокгольмского синдрома россиян.

Интроекция – бессознательный психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интроектов).

Зигмунд Фрейд был первым, кто обратил внимание на защитные функции процесса, выделив как самостоятельный процесс «идентификацию с агрессором» — бессознательное отождествление себя с тем (теми), кто угрожает твоей безопасности.

Если человека не устраивает положение подвергающегося агрессии, он может попытаться сам занять позицию агрессора, интроецируя его черты.

В 2012 году были выставлены на продажу медицинские карты бывшего лидера нацистской Германии Адольфа Гитлера. В медицинских картах значится, что фюрер принимал кокаин и 28 лекарственных препаратов. Также был представлен анализ специалистами радиовыступления Гитлера 26 апреля 1942 года.

речи отражает его болезненно-психические тенденции, с одной стороны, а с другой об этом же свидетельствуют данные его медицинских карт.

В  заключении экспертов было сказано, что паранойя была наиболее тревожной тенденцией, выражаемой через “комплекс Мессии” диктатора: Гитлер был убежден, что он ведет избранный немецкий народ в крестовый поход против зла, воплощенного в евреях.   

Хочется верить, что продолжение нашей сегодняшней мировой истории будет другим, чем в 1940-х.

А объединение антипутинской коалиции не приведет к проведению большой антитеррористической операции в ответ на неадекватные и вполне вероятные в недалеком будущем агрессивные действия, для освобождения волей-неволей оказавшегося в заложниках русского народа. Может быть, все таки случится какое то чудо и все закончится мирно?

Источник: https://snob.ru/profile/31374/blog/135752

Стокгольмский синдром: причины, симптомы, диагностика, лечение

Синдром пленника

Стокгольмский синдром — аномальное явление в психиатрии, характеризующееся симпатией жертвы к своему агрессору, захватчику, похитителю. Первоначальное чувство ужаса и злобы к мучителю постепенно сменяется искренним и неподдельным интересом. Заложники оправдывают действия захватчиков.

Они готовы принести себя в жертву ради достижения «общей» цели. В качестве простого примера можно привести ситуацию, в которой заложники добровольно оказывают помощь бандитам, тем самым препятствуя собственному освобождению. Спустя некоторое время между ними завязываются теплые и продолжительные отношения.

Синдром получил свое название благодаря инциденту, который произошел в городе Стокгольме в 1973 году. Преступники-рецидивисты захватили шведский банк и взяли в заложники его работников. Они удерживали их силой шестеро суток, угрожая в случае неповиновения смертью.

После штурма банка полицейские освободили пленных и арестовали захватчиков. Жертвы встали на защиту своего тирана, выступили в суде против полицейских, якобы напугавших их гораздо больше.

Они неоднократно посещали преступников в исправительном учреждении, интересовались их делами, просили о смягчении приговора. Одна из заложниц после намеренного развода с мужем призналась в любви преступнику, который на протяжении нескольких суток угрожал ей смертью.

Причины подобного поведения жертв до сих пор до конца не изучены. Современные психологи продолжают писать на эту тему научные статьи и вести расследования.

кадры захвата заложников в Стокгольме

Современной криминалистике и психиатрии известны случаи, когда заложники при появлении спецназовцев предупреждали захватчиков и даже закрывали бандитов от пуль своим телом. Стокгольмский синдром имеет несколько вариантов: классический или синдром заложника, бытовой, социальный. В медицинскую практику термин был введен криминалистом Нильсом Бейертом, участвовавшим в спасении пленных.

Большинство ученых считает, что стокгольмский синдром – не психопатология, а нормальное состояние человека. Это своего рода реакция на аномально сложившиеся обстоятельства, которые постепенно травмируют психику. Синдром не включен ни в один международный классификатор болезней.

Патология преодолевается довольно долго и с большим трудом. Она обусловлена эмоциональной привязанностью жертвы к своему агрессору.

Подобные явления можно наблюдать в повседневной жизни, когда женщины переносят насилие, находятся под прессингом агрессора, а затем влюбляются в него.

Руководители, преподаватели, главы семейств демонстрируют свою власть, а слабая сторона — послушание, одобрение и повиновение. Так формируется аномальная симпатия жертвы к человеку, который угрожает физической расправой или уничтожает морально.

Этиология

Причины патологии необъяснимы. Жертва и преступник в процессе длительного общения сближаются и начинают понимать друг друга. Заложник узнает о жизненных принципах и стремлениях захватчика, сочувствует и симпатизирует ему. Он готов подолгу слушать жалобы на несправедливую власть, рассказы о невезении, неблагополучии и ударах судьбы.

Так у заложника формируется алогичное стремление помогать собственному похитителю. Постепенно общение этих людей переходит на новый уровень, они перестают быть врагами, начинают нравиться друг другу и видеть друг в друге родственные души.

Так в сознании жертвы происходит замещение презрения, ужаса и прочих негативных чувств, избавиться от которых по-другому просто невозможно.

Поняв мотивы захватчика, жертва соглашается с его убеждениями и идеями, начинает помогать преступнику из опасения за собственную жизнь. В подобных случаях действия сотрудников полиции кажутся не менее опасными, чем действия захватчиков. Патология развивается только при лояльном обращении с пленными. В противном случае у жертвы возникает ненависть к агрессору и страх за собственную жизнь.

Условия, необходимые для развития патологии:

  • Присутствие двух сторон – агрессора и жертвы,
  • Их общение в полной изоляции от посторонних лиц,
  • Лояльное отношение террориста к пленному,
  • Понимание действий агрессора и оправдывание их,
  • Разобщение большой группы заложников,
  • Замещение презрения у жертвы одобрением и симпатией,
  • Совместное достижение цели в условиях опасности и риска смерти.

Факторы, обуславливающие развитие синдрома:

  1. Подавление эмоций у заложников путем завязывания глаз, затыкания рта кляпом или частой смены охранников.
  2. Отсутствие жестокости, запугиваний, принуждения способствует появлению теплых чувств.
  3. Языковой барьер — отсутствие вербального общения затрудняет процесс формирования взаимной симпатии.
  4. Психологическая грамотность сторон повышает шансы выжить.
  5. Коммуникабельность заложника, его открытость для общения, контактность позволяют изменить поведение захватчика.
  6. Различные религиозные направления и культурные ценности сторон по-разному могут влиять на развитие синдрома — угнетать или стимулировать соответствующие изменения в поведении жертвы, оправдывая беспощадность и безжалостность агрессора.
  7. Синдром развивается спустя 3-4 дня с момента активных действий преступника. За это время жертва узнает агрессора, начинает понимать причины насилия и оправдать выходки тирана.

Патогенез

Этиопатогенетические механизмы этого психологического состояния очень сложны. Современные психиатры и криминологи безуспешно пытаются определить основные факторы, приводящие к развитию подобных изменений в поведении людей.

Стокгольмский синдром развивается:

  • Когда заложники понимают, что похитителям небезразлична их жизнь.
  • Когда жертвам дается возможность реализовывать свои желания.
  • Когда появляется психофизическая привязанность к агрессору.
  • Когда пленные начинают радовать своих похитителей и испытывать от них своего рода зависимость.

Обстоятельства, при которых возникает патология:

  1. Террористические акты с захватом заложников,
  2. Взятие военных в плен во время боевых действий,
  3. Лишение свободы в исправительных учреждениях,
  4. Формирование социально-политических группировок и обособленных религиозных объединений,
  5. Рреализация некоторых национальных обрядов,
  6. Похищение людей,
  7. Вспышки семейного насилия.

Заложники истолковывают действия террористов в свою пользу, что связано с отсутствием самозащиты. Единственный способ хоть как-то защититься — вызвать жалость, сострадание и терпимость у террористов. После освобождения заложники продолжают поддерживать захватчиков, подают прошения в органы власти о помиловании или смягчении наказания, посещают их в исправительных учреждениях.

Стокгольмский синдром протекает в несколько стадий:

  • Развитие позитивных эмоций у жертвы в отношении агрессора,
  • Ненависть, злость и агрессия у террористов к представителям власти,
  • Развитие положительных чувств у бандитов к пленным.

Блюстители порядка во время штурма или ведения переговоров поощряют развитие у жертвы первых двух стадий патологии. Это необходимо для наступления третьей стадии, при которой возникает взаимная симпатия между сторонами. Подобные процессы позволяют увеличить шансы заложников на выживание.

Симптомы

Признаки «классической» формы патологии:

  1. Длительное нахождение жертвы в плену приводит к появлению ужаса, страха, гнева и шокового состояния. Заложник не может выразить правильно свои эмоции и начинает воспринимать действия террориста в свою пользу.
  2. Отождествление сторон происходит благодаря желанию заложника получить покровительство преступника. Жертва уверена, что преступник не навредит и примет любую помощь.
  3. Заложники восхищаются похитителем, защищают его, стараются угодить, препятствуют спасательной операции.
  4. Жертва становится на сторону противника, понимая, что так безопасней. Если мероприятия по спасению пострадавших пойдут не по плану, это может негативно сказаться на их здоровье и жизни. Если он не пострадает от рук противника, может возникнуть угроза со стороны освободителя.
  5. В результате длительного контакта сторон пострадавший начинает воспринимать агрессора как обычного человека и с большой уверенностью разделять его точку зрения.
  6. Жертва отказывается давать показания против своих обидчиков.
  7. Заложники не убегают от похитителей, даже если появляется такая возможность.
  8. Для заложников происходящие события кажутся сном или черной полосой в жизни, которая обязательно должна закончиться.

Проявления бытового варианта патологии:

  1. Женщины, несмотря на обиды, насилие, ежедневные побои и оскорбления, испытывают привязанность к своему тирану,
  2. Дти идеализируют своих родителей, которые лишают их воли и не дают полноценного развития,
  3. Психологический тип «страдающей жертвы» характерен «недолюбленным» в детстве людям с комплексом «второсортности» и недостойности, с которыми не считались, избивали и морально угнетали,
  4. Жертва пытается смириться с происходящим, не перечить агрессору, чтобы злость сменилась на милость,
  5. Постоянная защита и оправдание своего обидчика.

Диагностические мероприятия

Диагностика стокгольмского синдрома основана на результатах психометрического метода, представляющего собой поэтапное опрашивание пациента с применением клинических тестовых методик.

Психолог задает пострадавшим вопросы, которые позволяют выявить отклонения в психическом состоянии больного. Особое внимание специалисты обращают на эмоциональное состояние, наличие фобий, тревоги, признаков дезадаптации и дереализации.

Для окончательной диагностики может потребоваться взаимодействие врача с родными и близкими людьми пациента.

Психотерапия

Больным со стокгольмским синдромом показана психотерапия. Она направлена на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и устранение уныния и тревоги, на эффективное использование своих возможностей. Психотерапевты выявляют особенности психики и поведения лиц с данным синдромом.

Они обучают их новым действиям и способам принятия решений. Психотерапевтические программы направлены на адекватное проявление чувств и активизацию коммуникативных умений. Психотерапевтические методы корректируют эмоционально-поведенческие отклонения, оптимизируют сложившуюся ситуацию, способствуют преодолению депрессии и страха.

Это основные направления работы психотерапевта с лицом, страдающим стокгольмским синдромом.

https://www.youtube.com/watch?v=_nmRV6ryL6o

Виды психотерапевтического воздействия, используемые для лечения больных с данным недугом:

  • Индивидуальное консультирование жертв насилия проводится с целью устранения проблем личностного, эмоционального и физического характера.
  • Групповые занятия, в ходе которых осуществляется взаимодействие участников группы и психотерапевта, затрагивают преимущественно межличностные аспекты. Врач анализирует, как пациент раскрывается в процессе общения в группе.

Поскольку пациенты обычно не считают себя больными людьми, медикаментозное лечение не всегда уместно. Они часто отказываются принимать лекарства или не проходят полный курс лечения, прерывая его самостоятельно.

Специалисты должны настроить больных на выработку основного пути преодоления психических изменений, распознавание ложных суждений и принятие мер для предотвращения когнитивных аномалий. Лечение направлено на выявление и анализирование неадекватных представлений и иллюзорных умозаключений.

Пациенты в результате работы с психологом начинают следить за своими мыслями, оценивают свое эмоциональное состояние, анализируют происходящие события и факты, отрицают собственные выводы.

С помощью психотерапии можно вылечить даже самые тяжелые психические заболевания.

Однако ни один психотерапевт не дает стопроцентных гарантий, поскольку психика человека является сложной и не достаточно изученной структурой.

Прогноз

Выздоровление возможно только тогда, когда жертва сама осознает ущербность своего положения и отсутствие логики в своем поведении, откажется от роли безынициативного человека.

Чтобы добиться успеха в лечении, необходимо постоянно находиться под контролем специалистов в области психологии, психиатрии или психотерапии.

Кроме работы с психиатром больным требуется любовь и поддержка членов семьи, которые помогут пережить стресс и страх.

Прогноз стокгольмского синдрома благоприятный. Он зависит от квалификации психотерапевта и желания пострадавшего лечиться. Бытовой вариант с трудом поддается коррекции. Это связано с нежеланием жертвы бороться с данной проблемой. Во многом исход патологии определяется глубиной и степенью поражения психики человека.

: психолог о стокгольмском синдроме

Источник: https://sindrom.info/stokgolmskij/

Тайна стокгольмского синдрома

Синдром пленника

Стокгольмский синдром представляет собой необычное психологическое явление, при котором жертва по непонятным причинам начинает симпатизировать своему мучителю.

Данный феномен заслуживает внимание уже хотя бы потому, что неоднократно ситуации разворачивались таким образом, что похищенные люди начинали собственноручно препятствовать своему освобождению.

В данной статье мы рассмотрим причины возникновения стокгольмского синдрома, его следствия, а также приведем наиболее известные примеры.

Что такое стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром(англ. Stockholm Syndrome) – это термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения, применения или угрозы применения насилия.

Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и, в конечном счете, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие.

Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний.

Как появился термин

Этот термин возник в результате инцидента, произошедшего в 1973 году, когда террористом был произведен захват заложников в одном из стокгольмских банков. На первый взгляд ситуация выглядела довольно стандартно:

  • Преступник-рецидивист взял в заложники 4 работников банка, угрожая убить их, если они не будут выполнять все его приказы.
  • В качестве условия, захватчик выдвинул требование освободить из тюремного заключения его товарища, а также выдать ему солидную сумму денег с гарантией безопасности.

Среди заложников были три женщины и один мужчина. Изначально полицейские согласились выполнить одно из требований преступника, а именно – освободить его друга из тюрьмы.

Далее преступники действовали вместе, и в течение 5 дней захватчики удерживали людей. Однако за это время жертвы неожиданно стали проявлять симпатию к своим обидчикам. Удивительно, но даже после того, как они были освобождены, бывшие заложники наняли адвокатов для того, чтобы помочь своим мучителям.

Это был первый подобный случай в истории, который официально получил название – «стокгольмский синдром».

Автором данного термина является шведский психиатр и криминалист – Нильс Бейерут, который принимал участие в освобождении заложников.

Кстати, интересен факт, что в дальнейшем бывшая заложница и один из захватчиков, впоследствии дружили семьями.

Причины стокгольмского синдрома

Вследствие того, что преступник и жертва долгое время находятся наедине друг с другом, между ними возникает определенная взаимосвязь. С каждым разом их беседы становятся все более открытыми, что закладывает основу для взаимной симпатии.

Это можно объяснить на простом примере. Например, захватчик и жертва внезапно замечают друг в друге общие интересы. Заложник неожиданно начинает понимать мотивы своего обидчика, проявляя сочувствие к его точке зрения и соглашаясь с его убеждениями.

Еще одной причиной возникновения стокгольмского синдрома является тот факт, что жертва хочет помочь агрессору, опасаясь за свою жизнь. То есть заложник на подсознательном уровне понимает, что в случае штурма он тоже может пострадать.

Таким образом, он воспринимает благополучие преступника, как залог своего собственного благополучия.

Опасность стокгольмского синдрома

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению.

Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом.

В других случаях террорист прятался среди заложников, и никто его не разоблачал. Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника.

Главные факторы стокгольмского синдрома

Чтобы объяснить стокгольмский синдром простыми словами, следует схематично представить главные факторы этого явления:

  • Наличие захватчика и заложника.
  • Доброжелательность со стороны агрессора по отношению к жертве.
  • Появление у заложника особенного отношения к своему обидчику. Понимание его поступков и оправдание их. Таким образом, вместо страха жертва начинает проникаться к преступнику сочувствием и симпатией.
  • Все эти ощущения многократно усиливаются в момент риска, когда их жизни угрожает штурм со стороны спецназа. Совместные переживания трудностей начинают роднить их.

Бытовой стокгольмский синдром

Само собой разумеется, подобные психологические явления скорее являются исключением, чем правилом. Однако существует так называемый бытовой стокгольмский синдром.

Выглядит он так, что супруга испытывает к мужу-деспоту сочувствие и чувство привязанности. Она готова прощать и терпеть с его стороны любые издевательства по отношению к себе.

Нередко подобную ситуацию можно наблюдать, когда женщина разводится с мужем, который постоянно пьянствует и избивает ее. Сойдясь с нормальным, порядочным человеком, она через некоторое время возвращается к бывшему тирану. Причем адекватно объяснить этот поступок женщина не может.

Подобные отклонения иногда называют «синдромом заложника». Жертва относится к своим мучениям, как к чему-то нормальному и естественному. Она готова терпеть все унижения и насилия, ошибочно думая, что эти действия являются заслуженными.

Примеры стокгольмского синдрома

Приведем некоторые примеры стокгольмского синдрома, чтобы продемонстрировать поведение пострадавших и их аргументы.

Девушка, ставшая членом банды

Патти Херст, которая приходилась внучкой миллионеру, была похищена с целью получения выкупа. В плену с ней обращались очень жестоко.

Около 2 месяцев ее продержали в шкафу, а также регулярно подвергали сексуальному и моральному насилию. Когда же она была освобождена, Патти отказалась возвращаться домой, но наоборот, вступила в ту самую группировку, и даже совершила в ее составе несколько серьезных ограблений.

Когда ее арестовали, Патти Херст начала убеждать судей в том, что ее преступное поведение было ответом на тот кошмар, который она пережила в плену.

Судебная экспертиза подтвердила, что у нее была нарушена психика. Но, несмотря на это, девушку все равно посадили на 7 лет. Хотя позже приговор был отменен из-за агитационной деятельности специального комитета.

Захват резиденции японского посла

В 1998 году в Лиме, столице Перу, имела место чрезвычайно необыкновенная история. По случаю дня рождения императора Японии было назначено празднование. Во время приема 500 высокопоставленных гостей в японском посольстве, был осуществлен террористический захват.

В результате этого, все приглашенные, включая самого посла, оказались заложниками. Взамен террористы требовали освобождения из тюрем всех своих товарищей.

Спустя 2 недели часть заложников была освобождена. При этом спасшиеся озадачили перуанские власти своим поведением. Они выступили с неожиданными заявлениями о правоте и справедливости борьбы террористов.

Долгое время находясь в плену, они стали испытывать одновременно и симпатию к своим захватчикам, и ненависть и страх по отношению к тем, кто попытается насильственным способом их освободить.

По мнению перуанских властей, главарь террористов Нестор Картолини, бывший текстильный рабочий, был исключительно жестоким и хладнокровным фанатиком. С именем Картолини была связана целая серия похищений крупных перуанских предпринимателей, от которых революционер требовал денег под угрозой смерти.

Однако на заложников он произвёл совершенно иное впечатление. Крупный канадский бизнесмен Кьеран Мэткелф сказал после своего освобождения, что Нестор Картолини – это вежливый и образованный человек, преданный своему делу.

Описанный случай дал название «лимскому синдрому». Ситуация, при которой террористы испытывают настолько сильную симпатию к заложникам, что отпускают их, является обратным примером (частным случаем) стокгольмского синдрома.

Необыкновенная история школьницы

Эта невероятная история произошла с 10-летней школьницей из Австрии. Девочка по имени Наташа Кампуш была похищена взрослым мужчиной. В результате оперативной работы полицейским так и не удалось найти девочку.

Однако спустя 8 лет девушка объявилась. Оказалось, что похититель продержал ее в плену весь указанный срок, после чего ей все-таки удалось сбежать.

Позже она рассказывала о том, что ее похититель – Вольфганг Приклопиль, издевался над ней, удерживая в комнате, расположенной под землей.

Она подвергалась сексуальному и эмоциональному насилию, и часто голодала. Несмотря на все это Наташа Кампуш расстроилась, когда узнала, что ее мучитель совершил суицид.

Интересные факты про стокгольмский синдром

В конце приведем несколько интересных фактов про стокгольмский синдром.

  • Как правило, стокгольмский синдром наблюдается у тех заложников, которые находились наедине со своими захватчиками не менее 3 суток. То есть, когда у жертвы было время для того, чтобы лучше узнать и понять действия преступника.
  • Полностью избавиться от этого синдрома достаточно тяжело. Он будет проявляться у потерпевшего в течение длительного срока.
  • На сегодняшний день знания об этом синдроме активно используются в переговорах с террористами.
  • Считается, что если заложники будут демонстрировать сочувствие и понимание в отношении захватчиков, то те, в свою очередь, начнут относиться к своим пленникам лучше.

Современные психологи рассматривают стокгольмский синдром, как реакцию человека на нестандартные жизненные обстоятельства, в результате которых случаются психические травмы. Некоторые специалисты относят его к механизму самозащиты.

https://www.youtube.com/watch?v=JxOl_bXUCto

Теперь вы знаете все про стокгольмский синдром. Если вам понравилась данная статья – поделитесь ею в социальных сетях. Вдруг эти знания когда-то пригодятся вашим друзьям.

Подписывайтесь на полезный канал IFO.Спасибо!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bfdc04edde28b00aacce955/5cb014df47813d00b35b125b

Жертвы, которые влюбились в своих мучителей: реальные примеры «стокгольмского синдрома»

Синдром пленника

  • Подписаться
  • в
  • Рассказать ВКонтакте

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте.

Жертва стокгольмского синдрома Патти Херст | uniformstories.com
Этот феномен получил название «стокгольмский синдром», или «синдром заложника», в 1973 г.

, когда во время вооруженного ограбления банка в Стокгольме двое преступников удерживали в заложниках четверых сотрудников в течение 6-ти дней. А после освобождения жертвы вдруг стали на сторону своих похитителей, одна из девушек даже обручилась с налетчиком.

Это был не единственный случай, когда жертвы прониклись симпатией к своим обидчикам. Самые известные и шокирующие случаи – далее в обзоре.

Патти Херст – заложница, которая влюбилась в одного из похитителей | img.relax.ru

Патти Херст до и после похищения | images.rapgenius.com и media.timeout.com

В 1974 г. политические террористы Симбионистской освободительной армии похитили внучку миллиардера, 19-летнюю Патти Херст. 57 дней девушка находилась в шкафу размером 2 метра на 63 сантиметра. Первые несколько дней она провела с кляпом во рту, с завязанными глазами, ее подвергали физическому и сексуальному насилию.

Заговорщики планировали обменять ее на двух заключенных своей группировки, но этот план провалился, и Патти осталась с ними. Девушка не только не стремилась освободиться, но и стала членом группы, принимая участие в налетах и ограблениях банков. В одного из террористов она была влюблена.

Патти Херст во время ограбления банка и после ареста | luxus.welt.de

Патти Херст после ареста | zgrad.net

За сутки до своего освобождения под залог Патти Херст заявила о том, что вступает в ряды Симбионистской освободительной армии: «Или и дальше оставаться в плену, или использовать мощь С.А.О. и бороться за мир.

Я решила бороться… Я решила остаться с новыми друзьями». В 1975 г. девушку арестовали в числе других членов группировки. На суде Херст рассказала о принудительном характере ее деятельности, но обвинительный приговор все же был вынесен.

Наташа Кампуш и ее похититель Вольфганг Приклопиль | .ru

В 1998 г. в Вене была похищена 10-летняя Наташа Кампуш. В течение 8 лет ее держал взаперти маньяк Вольфганг Приклопиль. Все это время девочка находилась в звуконепроницаемом подвале. Она смогла вернуться домой только в 2006 г.

Но о своем похитителе девушка отзывалась с сочувствием, утверждая, что он баловал ее больше, чем родители. Как оказалось, в детстве у нее не было друзей, родители развелись, и она чувствовала себя одинокой.

Наташа Кампуш после освобождения | .ru

Когда Наташу похитил маньяк, она вспомнила телепередачу, в которой говорили, что в случае сопротивления жертв похищений часто убивают, и вела себя покорно. После ее освобождения Приклопиль покончил с собой. Узнав об этом, Наташа расплакалась.

Элизабет Смарт | peoples.ru

В 2002 г. маньяк из Солт-Лейк-Сити похитил 15-летнюю Элизабет Смарт. В заключении девушка провела 9 месяцев. Существовала версия, что она могла бы сбежать и раньше, если бы не чувство привязанности к похитителю.

Элизабет Смарт после освобождения | peoples.ru

Психиатры и криминологи изучали этот феномен на протяжении десятилетий и пришли к таким выводам. В стрессовой ситуации между жертвой и агрессором иногда возникает особая связь, которая приводит к возникновению симпатии.

Сначала заложники демонстрируют готовность подчиняться агрессору, чтобы избежать насилия и сохранить себе жизнь, но позже под воздействием шока они начинают сочувствовать преступникам, оправдывать их действия и даже отождествлять себя с ними.

Элизабет Смарт | peoples.ru и f-picture.net

Это происходит далеко не всегда. Жестокое обращение с заложниками закономерно пробуждает в них ненависть, но в случае гуманного поведения жертва начинает чувствовать благодарность. К тому же, в условиях изоляции от внешнего мира заложники могут узнать точку зрения агрессоров и понять мотивы их поведения.

Нередко причины, побудившие их к преступлению, вызывают у жертв сочувствие и желание им помочь. Под воздействием стресса развивается физическая или эмоциональная привязанность к захватчикам. Заложники чувствуют благодарность за то, что их оставили в живых. В результате во время спасательной операции жертвы нередко оказывают сопротивление.

Жертва стокгольмского синдрома Элизабет Смарт | peoples.ru

Преступниками не всегда становятся взрослые. Маленькие монстры: четверо самых жестоких детей-убийц в истории

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/110416/29117/

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий