Синдром отрицания реальности

«Мы стали говорить на языке психотерапии». Отрицание реальности как способ выжить в России

Синдром отрицания реальности

© Сальвадор Дали. «Сон», 1937 год

09 Мар 2020, 14:10

Участники дискуссии — публицист и политик Дмитрий Холявченко и гендиректор исследовательской компании Tayga Research Александр Баянов. Публикуем видео Татьяны Душутиной и Кирилла Канина, аудиоверсию и частичную расшифровку беседы.

Холявченко: «Корни и щепки» — это программа о вечном, поэтому мы сегодня не будем говорить, что пепел Конституции стучит нам в сердце, а будем — о серьезных вопросах.

Об этике, эстетике и пустоте постмодернистского человека.

Ты неоднократно мне рассказывал, что вас в университетские времена учили немного по-другому, чем сейчас принято понимать, с точки зрения терминологии философской — этика, эстетика… Можешь рассказать?

Баянов: Нужно исходить из того, что это было марксистко-ленинское понимание этих терминов. Там антропологически совсем другая природа. Каким-то образом личность, человек исключены. Есть какие-то переживания, и они как будто отвлечены от субъекта.

Не сказать, что это было для нас предметом для размышления, но были интересные преподаватели. Они предполагали, что для того, чтобы говорить о таких вещах, нужно прикоснуться к самим объектам искусства. Поэтому мы слушали музыку — Бетховена, Моцарта — и пытались что-то об этом говорить.

Но поскольку методологии как таковой не было, говорить об этом было невозможно. И мы не испытывали никаких переживаний, классическая музыка была отвлеченной от нас. В том возрасте переживания были совсем другими.

И это вызывало дикое раздражение преподавателя (она преподавала и в консерватории, и у нас в НЭТИ), она называла нас «бандерлогами».

Холявченко: А при этом были вопросы, как в стандартной советской школе — что хотел показать автор этим произведением?

Баянов: Да, безусловно. Нужно было это каким-то образом или придумать, или уловить. Но уловить невозможно. При всей широте мировоззренческого взгляда на мир — это был все-таки научный, прогрессистский взгляд, нужно было спускаться на более низкую ступень восприятия, скажем так.

Холявченко: Парадоксально, но и сейчас все это остается в полной мере.

Когда мы говорим об этике и эстетике, мы почему-то начинаем, что касается этики, с каких-то чисто психологических вопросах взаимоотношений между людьми, а когда говорим об эстетике, рассуждаем только об искусстве. А тем временем все пространство жизни вокруг нас — это пространство, где существует этика и эстетика.

Баянов: Безусловно.

В одной из программ Александра Архангельского Максим Кронгауз сказал, что тот новый язык, в котором мы с помощью соцсетей и интернета вообще оказались, включая такие идеологические вещи, как движение #MeToo, уже определяет нас каким-то образом.

Потому что появляется новый язык говорения о себе. И Кронгауз сделал очень интересное замечание, что по большому счету это психотерапевтический язык. То есть язык людей, которые консультируются у психолога, психотерапевта и так далее.

Холявченко: И, проговаривая это, ставят цель достичь даже не мира с самим собой, а спокойствия, чтобы функционировать дальше. Это не способ решения своих проблем.

Баянов: Безусловно, это не способ. И в этом смысле мы находимся в довольно идеологичной истории. Не идеологизированной страшно, как в XX веке, да, но идеологичной. В том смысле, что субъект очужден.

Холявченко: Да, это проблема абстракций. То есть превращения своей повседневной жизни, своего опыта, реальности, которая нас окружает, в оторванные друг от друга абстракции. Я недавно столкнулся с тяжелой для меня ситуацией.

Я написал серьезный пост о пожаре в Искитиме, который как мнение опубликовала Тайга.инфо. Я прожил в Искитиме шесть лет, для меня это серьезная проблема. Я написал, что Искитим — это проблемный депрессивный город, предполагая, что это элементарный социально-экономический термин.

В Искитиме упало население почти на 20% в течение 15 лет — очень серьезное падение.

Это объективная реальность, можно как угодно к этому относиться. Но я учился в искитимской школе, у меня есть одноклассники, у нас общий чат, мы время от времени встречаемся. Это замечательные люди, и 2/3 из них живут уже не в Искитиме, а в Новосибирске.

Тем не менее, очень многих всерьез задела моя позиция — точнее, даже не позиция, а слова. То, как я назвал Искитим. Претензии начинались от того, «зачем же ты тогда жил в этом городе депрессивном, а не сразу поехал в Новосибирск».

На что я отвечал абсолютно логично: в депрессивном городе может быть жить интересно, может быть выгодно. Может быть, люди хотят жить в депрессивном городе, но реальность от этого не меняется.

И вместо того, чтобы пытаться решать проблему, люди пытаются успокоить себя, доказывая, что слова творят эту реальность.

Баянов: И в том числе люди опираются на свой позитивный опыт — а в чем он? Такой ретроспективный взгляд на себя — молодого, в этом городе, ту историю первой любви, каких-то важных вещей, которые формируют тебя.

Эти вещи безотносительны пространству — среди серых коробок. Они антропологичны самому себе. И поскольку это было в 1990-е, прошло уже 20 лет, вы возвращаетесь туда, в юность, туда, где вам уже нет и быть не может.

И вспоминаете, наверное, вместе то, что было с вами, а не то, что есть сейчас.

И вообще это характерно сейчас для всего населения… Чуть не сказал — Советского Союза. Потому что образ будущего не сформулирован, не артикулирован, мы не можем пощупать, что нас ждет впереди.

Холявченко: Так у нас и образ настоящего не сформулирован. Мы не представляем реальности вокруг нас. И при этом единственный, казалось бы, логичный, разумный выход из этого — судить о социальной реальности на основании своего персонального опыта.

Тем не менее, мы видим по присутствующим в публичном пространстве идеологемам, штампам, результатам действия государственной пропаганды, в том числе, что люди действительно отказываются зачастую от формулирования реальности в пользу личного опыта на основании этих идеологических штампов.

Баянов: Более того, это тренд последний после пенсионной реформы. Я убежден, что она вызвала когнитивный диссонанс у людей. У этого, так скажем, «путинского большинства». Поскольку Путин не мог поступить таким образом, как он поступил, это порождает очень странные реакции на происходящее.

Потому что все равно Путин молодец или как бы его обманули… То есть совершенно нелогичные и нестыкуемые с точки зрения реальности вещи пытаются согласоваться в одной голове. Я считаю, что это достаточно опасная ситуация.

В любом случае когнитивный диссонанс ведет к саморазрушению и какой-то агрессивной позиции по отношению к реальности.

Смотрите и читайте также подкаст с Ольгой Седаковой: «Государство делает все, чтобы на него больше не рассчитывали»

09 Апр, 14:18

Миллиарды в год: как «друг Путина» строит в Кемерове культурный центр

09 Апр, 12:43

Первого новосибирца оштрафовали за нарушение «общей самоизоляции»

09 Апр, 12:17

Новосибирские власти пообещали компенсировать половину зарплат фирмам, которые трудоустроят уволенных

09 Апр, 11:14

Мэрия Томска перестала финансировать приют для женщин и передала его НКО

09 Апр, 11:11

Эффективная удаленка: чему не учили в школе

Page 3

09 Апр, 14:18

Миллиарды в год: как «друг Путина» строит в Кемерове культурный центр

09 Апр, 12:43

Первого новосибирца оштрафовали за нарушение «общей самоизоляции»

09 Апр, 12:17

Новосибирские власти пообещали компенсировать половину зарплат фирмам, которые трудоустроят уволенных

09 Апр, 11:14

Мэрия Томска перестала финансировать приют для женщин и передала его НКО

09 Апр, 11:11

Эффективная удаленка: чему не учили в школе

Page 4

09 Апр, 14:18

Миллиарды в год: как «друг Путина» строит в Кемерове культурный центр

09 Апр, 12:43

Первого новосибирца оштрафовали за нарушение «общей самоизоляции»

09 Апр, 12:17

Новосибирские власти пообещали компенсировать половину зарплат фирмам, которые трудоустроят уволенных

09 Апр, 11:14

Мэрия Томска перестала финансировать приют для женщин и передала его НКО

09 Апр, 11:11

Эффективная удаленка: чему не учили в школе

Page 5

09 Апр, 14:18

Миллиарды в год: как «друг Путина» строит в Кемерове культурный центр

09 Апр, 12:43

Первого новосибирца оштрафовали за нарушение «общей самоизоляции»

09 Апр, 12:17

Новосибирские власти пообещали компенсировать половину зарплат фирмам, которые трудоустроят уволенных

09 Апр, 11:14

Мэрия Томска перестала финансировать приют для женщин и передала его НКО

09 Апр, 11:11

Эффективная удаленка: чему не учили в школе

Источник: https://tayga.info/152808

Отрицание реальности, обман ума и заблуждение

Синдром отрицания реальности

Большинство людей довольно часто (иногда всю жизнь) находятся в состоянии заблуждения, беспокойный ум обманывает их, и это приводит к отрицанию реальности. Это тот груз, который мы обретаем, проходя по нашей жизни. И чем дольше мы носим в себе этих внутренних демонов, тем тяжелее наше бремя и все труднее нам бывает освободиться от него.

Лечение в таком случае — общепринятый путь. Врач действует в роли стороннего наблюдателя, держа перед нами зеркало нашего поведения. Медитация для данных целей оказывается не столь привычным инструментом. Посредством медитации мы можем научиться действовать в роли стороннего наблюдателя и держать перед собой то самое зеркало.

При этом мы делаем важный шаг для того, чтобы связать воедино духовные ценности и обыденную жизнь.

Болезнь отрицания действительности

Без доли осознанного внимания мы так и останемся узниками ранее выработанных воспитанием стереотипов. Мы несем по жизни свой образ поведения и въевшиеся привычки. При смене близких взаимоотношений мы подходим к каждой встрече с целым рядом предрасположенностей и давно устоявшихся форм поведения.

Эти личные образцы труднее всего выявить, поскольку они невидимым образом запечатлены в нас самих. Подобно руслу реки, наши давно устоявшиеся ожидания определяют направление наших реакций и восприятий. Находясь в заблуждении наш ум воспринимает события жизни через кривое зеркало, таким образом создавая ложные умозаключения.

Если мы обладаем низкой самооценкой, то будем постоянно ощущать себя предметом критики, а если мы глубоко боимся, то не сможем доверять.

Когда у нас отсутствует доверие, мы попытаемся компенсировать его напускной бравадой. Самооправдание, неприятие ответственности и обвинение других — все это позволяет нам прибегать к отрицанию реальности в попытке защитить себя.

Когда наш ум заблуждается, мы можем отрицать большие и малые ошибки, причину и следствие, ответственность и причастность. Пробужденный созерцательный ум, однако, не оставляет места для отрицания реальности, ибо при ясном свете дня внутреннее «я» не может скрыться от самого себя.

Отрицание реальности везде будет в чести, где довлеет статус-кво. Мы избегаем видеть вещи как они есть и искажаем ход событий, чтобы сохранить приятную нашему взору иллюзию. Мы делаем козлами отпущения других, чтобы обезопасить себя.

Хотя мы признаем правду на глубоко скрытом уровне в подсознании, открыто признать свои ошибки мы не в силах. Трудные отношения порождают самообман, что приводит к неоправданным обвинениям. Мы бежим от правды, чтобы сохранить созданное нами представление о самих себе.

Заблуждение ума, обман и отрицание реальности являются расхожей монетой повседневной жизни и повседневных отношений. Когда мы готовы принять свет осознания окружающего мира, мы готовы обрести самих себя.

Будьте сознательны и открыты

То, как мы смотрим на мир и собственное место в нем, формирует наши привычки, устремления и поведение. Узкий взгляд рождает узость восприятия. Взгляд на мир через призму ограниченных представлений уменьшает все вокруг в той же степени. Узкое мировосприятие создает и суженный мир.

Каждая новая возможность, позволяющая расширить эти рамки, отбрасывается, не замечается или просто извращается. Новый опыт должен быть подогнан под существующую внутреннюю модель мира. Если мы стремимся увязать все новое с нашими существующими предубеждениями, мы постоянно сужаем свой жизненный опыт.

Если нам не удается замечать текучести самой жизни и разбираться в ней, то оказываются разобранными сами мосты, соединяющие нас. С другой стороны, если мы сумеем быть открытыми, то будем расти и мужать.

Если мы пытаемся строить отношения посредством открытости, то начинаем видеть вещи, как они есть сами по себе, а не в виде порождений наших собственных предубеждений. Мы способны создать условия, при которых могут происходить внутренние перемены.

Наши механизмы самосохранения настолько тонки, что мы не замечаем их работы до тех пор, пока не сделаем должного усилия для наблюдения за ними.

Медитация позволяет нам развить наблюдающее сознание, создать внутри себя наблюдателя. Буддизм называет шесть основных заблуждений и двадцать вторичных. Они призывают нас к самоанализу. Путь к западным мистериям обычно открывается призывом «Познай самого себя». Если вы готовы к обретению самих себя, значит, вы со всей серьезностью готовы приступить к медитации.

И пусть вас не смущает то, что ваш поиск примет, без сомнения, сугубо внешнюю форму, само путешествие в действительности совершается внутри. Возможно, настало время для нового призыва, ведь дорогу к себе можно открыть самым разнообразным образом.

Выражение «Я есмь тот, кто я есмь» может послужить новой исходной позицией, поскольку в действительности вам не нужно отправляться в путешествие в поисках себя, а требуется просто открыть глаза на то, кем вы являетесь.

Этот новый призыв не отменяет перемен или роста, он лишь утверждает, что вы способны усвоить все для понимания, чем вы являетесь в каждый момент. Попробуйте медитировать на этих словах и посмотрите, принесут ли они вам осмысление самих себя.

Каждая личность уникальна, в каждом из нас заложен огромный потенциал к тому, чтобы реализовать себя и свои возможности для обретения всего желаемого.

 На собственном опыте, проживая его во всей полноте, а не из книг или методических пособий, вы обретаете себя, раскрываете всю силу и мощь своего потенциала и возможностей.

Можно быть никем, можно вписаться в рамки и параметры, заданные социумом, а можно сотворить себя заново, обрести полную независимость и свободу от чужих мнений, суждений и каких-либо обязательств. Выбор за вами. Узнать подробнее.

Источник: https://EzoPort.ru/psihologiya/otricanie-realnosti-obman-uma-i-zabluzhdenie.html

Маниакально-депрессивный психоз

Синдром отрицания реальности

В психиатрии сочетание или преобладание такой защиты, как отрицание, в структуре характера приводит к МДП (маниакально-депрессивный психоз).

Отрицание – это примитивная защита, которая характеризуется мгновенным скачкообразным отказом от принятия какой-либо части действительности.

Почему отрицание называют примитивной защитой?

Такой механизм вполне естественен для обычных здоровых людей в стрессовых и шоковых состояниях. А к примитивным защитам психоаналитики относят те, которые возникают на самых ранних этапах формирования человеческой психики, на так называемых довербальных этапах.

Например, ребенок чего-то очень сильно испугался и заплакал, но вдруг ему принесли конфетку и его внимание полностью переключилось на сладости. Фактически он уже забыл о существовании негативного опыта.

Если ребенок постарше, уже может разговаривать и ему можно задавать вопросы, на вопрос – что происходило в детском садике, он может сказать, что ничего интересного не было. При этом к ребенку воспитатель может применять физическое насилие.

В этом случае ребенок не говорит родителям об этом факте, не потому что он покрывает воспитателя, а потому что включается механизм отрицания, он действительно не помнит, что с ним произошло.

Таким образом, детская психика защищается от негатива, если бы ребенок все помнил, то ему стало бы гораздо хуже, поэтому психика включает механизм отрицания негативных, беспокоящих и тревожных аспектов действительности.

Как преобладание такой сильной примитивной защиты, как отрицание, на характерологическом уровне сказывается на психологии человека?

Отметим еще раз, что любую психологическую защиту можно посмотреть в континууме от очень сильного, резкого, тотального проявления на одной стороне линейки, до очень слабых, мягких проявлений на другой. Очень сильное, 100%, считается патологией, 0% – абсолютным здоровьем, обычный человек располагается в диапазоне от 30 до 10%, а патологичный человек располагается в диапазоне от 60-80-90%.

Очень редко встречается тотальное 100% отрицание, хотя в психиатрической практике на пике психоза можно наблюдать и такие ситуации.

Давайте посмотрим, как действие защиты проявляется в норме, если отрицание является превалирующей защитой.

Обычно, если отрицание является превалирующей формой защиты на какие-то факты действительности, то психоаналитики склонны говорить о гипомании, потому что отрицание негативных сторон действительности, которые могут вызывать тревогу и депрессии, в реальности приводит к развитию эйфорического, маниакального состояния.

Мы можем видеть отрицание на таких примерах, когда человек отказывается проходить ежегодные обследования по поводу каких-либо тяжелых заболеваний, например онкологии. Постановка такого диагноза часто может вызвать отрицание и вследствие этого нежелание совершать действия для выздоровления. Это сильно стрессовый фактор.

Обычно механизм отрицания действует, когда женщина отказывается проходить ежегодный гинекологический осмотр по поводу рака шейки матки, на самом деле отрицая возможность, что у нее может быть рак шейки матки, и возможность его ранней диагностики.

Такой очень простой пример, это нормальная здоровая реакция, если у нее не будет этой болезни, то ни к чему плохому это не приведет.

Но тем самым она защищает себя от чувства беспокойства, которое связано с посещением врача, с ожиданием результатов исследований, – просто отрицая возникновение у нее этой болезни.

В реальности отрицание всегда приводит к психологическому исчезновению причин негативных эмоций, в свою очередь это проявляется в маниакальности, в эйфорическом состоянии. Про людей, которые часто используют механизм отрицания, обычно говорят, они оптимисты, они уверены: «Все будет хорошо!».

Обычно, когда такие представители рассказывают о себе, они говорят, что очень легко забывают плохое, либо ничего страшного или негативного вообще не происходило в их жизни.

Эти механизмы настолько типичны, что выявить грубую, тяжелую симптоматику сложно. Патологию можно увидеть, если ситуация доходит до вычурных, экстраординарных форм: как в примере, когда человек отрицает факт смерти отца, хотя все видели, что он умер, были на его похоронах и милиция предоставила соответствующие документы.

Если отрицание используется как обычный способ решения негативных угроз, которые несет жизнь, то это приводит к формированию гипоманиакального состояния или гипоманиакального характера.

В норме такие люди обычно выглядят веселыми, общительными, часто такие люди становятся КВН-щиками, комиками.

На самом деле оборотной стороной отрицания всегда является депрессия, только очень близкие видят, как плохо таким людям, когда они не прикрываются щитом из юмора и шуток.

В психиатрии сочетание или преобладание такой защиты, как отрицание, в структуре характера приводит к так называемому диагнозу МДП (маниакально-депрессивный психоз).

Как протекает МДП в клинике?

Мы видим, как пациенты, у которых есть эмоциональные расстройства, склонны использовать примитивную защиту как механизм отрицания действительности.

Такие люди отрицают, что у них есть финансовые трудности, находясь на грани банкротства, они отрицают на пике психоза законы гравитации, могут уверять, что способны летать, в это время они ведут себя крайне эйфорично.

После окончания маниакальной стадии они могут впадать в очень глубокую депрессию.

В современной психиатрии эта болезнь получила название биполярного расстройства, в старых классификациях исследователи называют маниакально-депрессивным психозом.

Механизм отрицания чаще всего срабатывает, когда пациент выходит из психоза. Врачи говорят – пациент вышел с критикой, с частичной критикой или совершенно без критики.

Без критики – означает, что сработал механизм тотального отрицания, когда больной считаете себя абсолютно здоровым.

Больной может выйти и в маниакальном состоянии, в состоянии активного отрицания, когда он будет уверять самого себя и окружающих «все замечательно, у меня толком даже и психоза не было, у меня все хорошо, болезни у меня нет, психоза у меня не было, значит, мне лечиться не надо».

Маниакально-депрессивный психоз опасен еще и тем, что выход из психоза без критики, в таком маниакальном состоянии – это плохой прогноз для лечения. Психиатры относят такие случаи к неполному выходу из психоза.

Это означает, что больной не будет принимать медикаментозное лечение, не будет прислушиваться к рекомендациям психиатра, а будет убеждать родных, что у него – «все нормально».

Опасность в том, что он может в дальнейшем индуцировать близких и родных, убеждать их в том, что им показалось и почудилось, – и в итоге это приведет к новому обострению в кратчайшие сроки.

Второй вариант, когда у пациента присутствует частичная критика, он может согласиться с тем, что он перенес острое психотическое состояние, острый психоз, но серьезного заболевания у него нет.

Случившееся – это обычный нервный срыв, он переутомился, перетрудился, переучился и т.д., и сейчас все будет хорошо.

Такие пациенты обычно говорят: «Я не буду так много работать, у меня все восстановится».

Прогноз на будущее – он опять же отказывается от психиатрической помощи, скорее всего какой-то период он будет принимать поддерживающую терапию, но в скором времени откажется от медикаментозной терапии.

С такими пациентами также сложно работать и в психотерапии, потому что он отказывается признать сам факт того, что болен.

А так как психотерапия или медикаментозное лечение всегда предполагает альянс пациента и врача, если больной против, то насильно заставить лечиться никто не может.

Здесь также с точки зрения развития душевной болезни – прогноз неблагоприятный. Своим бездействием и отрицанием этой болезни такой человек усугубляет течение душевной болезни.

Когда пациенты выходят из психоза с полной критикой, они выходят в состоянии депрессии. Потому что признать факт острого психотического состояния, признать факт неправильного, неадекватного поведения, признать факт диагноза и последствий этого диагноза, это на самом деле очень серьезная травма, которая вызывает реактивную депрессию.

Как родственники относятся к тому, что пациент выходит из психоза в депрессии?

Родственники могут начать обижаться на психиатра, что их близкому стало хуже.

Однако психиатры объясняют, что этот факт говорит о благоприятном течении болезни, о сохранности мыслительных функций, эмоций, все это позволяет пациенту более адекватно оценивать свое состояние, это повышает шансы, что рецидивов болезни в будущем будет меньше.

В таком состоянии может создаться хороший альянс семья-психиатр-больной, и это триединство усилий может «отогнать» болезнь и, соответственно, замедлить разрушительное действие болезни.

Маниакально-депрессивный психоз – очень тяжелый сопутствующий симптом серьезного психического расстройства и поэтому требует серьезного и ответственного подхода.

С Уважением psychiatrist.kz

Источник: https://psychiatrist.kz/sovety-psihiatra/psihologiya-bolezni/maniakalno-depressivnyj-psihoz.html

Синдром Котара – Болезнь, заставляющая считать себя мертвым

Синдром отрицания реальности

Ещё в конце XIX века французский невролог-психиатр Ж. Котар исследовал один очень необычный случай редкого бредового состояния.

Его пациентка утверждала, что она давно умерла, и в её венах совершенно нет крови, а вместо сердца бьётся непонятный механизм. Такого рода галлюцинаторный бред протекал в сочетании с депрессией и суицидальными наклонностями.

По мнению учёного, центральное место в данном психическом феномене занимал принцип отрицания, как своей жизни, так и всеобщего существования.

Позднее заболевание получило название синдром Котара и описывалось, как нарушение временного восприятия, при котором больной не может оценить прошлые события и представить будущие. Почти все пациенты с бредом Котара считают, что они уже умерли, в их теле нет души, а часть органов попросту отсутствует.

Многие больные убеждены, что они великие убийцы или мифические персонажи, посланцы из потустороннего мира, цель которых причинять страдания людям. Отрицание своего существования является довольно редкой формой бреда, встречающегося при шизофрении, тяжёлых формах депрессии, поражениях головного мозга.

Различают две основные формы течения синдрома:

– среднюю;

– крайне тяжёлую.

Средняя форма расстройства характеризуется отвращением и ненавистью к себе. Такие пациенты часто наносят себе вред, или пытаются убить себя, оправдывая такое поведение тем, что их существование причиняет вред окружающему миру.

Средняя форма может сопровождаться: Слабой чувствительностью к боли, при высокой ипохондрии; отсутствием ощущения своего тела и верой что уже умер, не умирая физически; желанием удалить себя из реальности; склонностью искать себя в оккультизме, готике, или иных “темных” направлениях, которые как либо связаны со смертью, либо иметь острое желание сделать из себя робота, или вера, что сам является андроидом, то есть желание “родиться” любым не живым существом; сильным желанием искать свое истинное имя, или постоянно менять имена.

В пограничном случае появляется убеждение больного одновременно в собственной ущербности и величественности. Так, некоторые пациенты считали, что они посланники из потустороннего мира, призванные для того, чтобы приносить страдания и болезни. Другие верили в то, что заразили весь мир смертельным заболеванием, от которого всё живое на планете погибло.

Тяжёлые степени заболевания протекают в виде существенных психических изменений: галлюцинаций и бреда. Больные убеждены, что они уже умерли физически, а их органы в теле отсутствуют. При такой форме наблюдаются галлюцинации отрицания не только своего естества, но и жизни в целом, при этом пациент может ощущать себя бессмертным. Так одна из пациенток Ж.

Котара считала, что всё живое на планете давно погибло, а она осталась существовать, как «тело без души». Другой пациент утверждал, “Раньше у меня было сердце. Теперь что-то другое бьется вместо него… У меня нет желудка, и я никогда не хочу есть. Когда я ем, я чувствую вкус пищи, но, после того как она прошла по пищеводу, не ощущаю уже ничего.

Такое впечатление, что еда проваливается в пустоту.”

Парадоксальным образом вероятность смерти представляется пациентам невозможной и ведет к развитию идей о бессмертии. Это вызывает у них сильнейшее отчаяние – жаждать смерти, но быть обреченным на вечное существование в состоянии нигилизма, напоминающее прижизненный ад Кьеркегора. Некоторые пациенты при данном заболевании склонны наносить себе травмы.

Преследующие больных галлюцинации могут быть вкусовыми или обонятельными. В этих случаях пациенты убеждены, что они гниют, что их еда испортилась, им предлагают за место еды замаскированную грязь, фекалии или человеческое мясо. В этом кроется еще один парадокс, поскольку, несмотря на их убеждение в собственной смерти или бессмертии, они пытаются уничтожить себя.

Бред Котара считается довольно редким заболеванием, характерным в основном для депрессивных расстройств старческого возраста, редко – шизофрении. Наиболее синдрому отрицания подвержены женщины, научных объяснений такой закономерности пока не выявлено. Синдром Котара является мультисимптомным заболеванием, со сложным и тяжёлым протеканием.

Человек, страдающий данным расстройством, переживает серьёзные страдания и душевные муки. По данным психиатрических исследований, некоторые пациенты более нескольких десятков лет считают себя «ходячими мертвецами». Так, одна пациентка просила называть себя «Ноль», тем самым акцентируя свои нигилистические убеждения. Другая при просьбе назвать свое имя говорила: «В этом нет толку.

Заверните это и выкиньте на помойку».

Среди основных симптомов, присущих заболеванию выделяют:

– манию величия;

– нигилистический бред;

– повышенную тревожность;

– суицидальные склонности;

– галлюцинации;

– депрессивные состояния;

– ипохондрию.

Все это может быть как вместе, так и по отдельности, и в таком случае симптомы будут со временем заменять друг друга.

Нигилистический бред проявляется, прежде всего, в убеждении о ничтожности и мизерности, как своего личного существования, так и жизни во всём мире. Больным кажется, что жизнь лишена смысла, любое развитие или прогресс считается безуспешным и иррациональным.

Интересным является тот факт, что в тяжелой форме болезни проявляются почти все разновидности галлюцинаций, и даже их редкий вид – обонятельные галлюцинации. Больному начинает казаться, что от его внутренних органов исходит зловонный, гниющий запах.

Другие лица слышат голос (чаще в рамках шизофрении), который рассказывает про мучительную смерть, ожидающую их в будущем.

Зачастую галлюцинации имеют гиперболичную и гротескную окраску: больным являются всяческие демоны, монстры, повествующие об их никчемности и скорой смерти.

Тревожность и постоянная настороженность – обязательные признаки данного заболевания. Обеспокоенность, как правило, предшествует самому развитию синдрома, у многих пациентов перед диагностикой бреда Котара отмечалась тревожность и нервозность.

В тяжелой форме вместе с суицидальными склонностями у больных часто присутствуют мысли о своём бессмертии.

Убеждённость в том, что они обречены на вечную жизнь толкает таких людей на отчаянные действия, сопровождающиеся попытками изощрённого самоубийства или нанесением себе тяжких увечий.

Многие лица, страдающие таким бредовым состоянием, пытаются проверить, насколько они бессмертны. Так, отмечались случаи нанесения самим себе смертельных ран, ампутации конечностей.

Синдром зачастую развивается на фоне тяжёлых депрессивных состояний, в основном в старческом возрасте. При длительном подавленном состоянии, ангедонии и самоуничижении больной начинает представлять, что его не существует, тем самым, якобы смягчая душевную боль. Однако, не всё так однозначно.

Ежедневно повторяя себе слова о собственной свершившейся смерти, человек начинает в это верить. Когда заболевание прогрессирует в крайне тяжёлые формы — развиваются галлюцинации и нигилистический бред собственного отрицания.

Наиболее часто данный синдром встречается при следующих психических расстройствах:

– шизофрения;

– большая депрессия(психотическая депрессия);

– сенильная депрессия;

– старческий психоз.

Наиболее всего подвержены заболеванию пожилые люди, находящиеся в стадии развития депрессии.

Необычным является тот факт, что иногда заболевание может возникнуть спонтанно, без сопутствующих на то причин.

То есть человек может быть психически здоровым, однако, непосредственно перед приступом, в характере может появиться раздражительность и повыситься уровень тревожности.

Отмечались случаи, когда бред Котара развивался после какого-либо тяжёлого заболевания внутренних органов или систем.

Так, согласно научным данным, у 27-летнего мужчины был диагностирован бред Котара после перенесённого им  тяжелейшего заболевания желудочно-кишечного тракта.

Классический пример спонтанного проявления болезни можно наблюдать у 26-летнего мужчины, у которого болезнь появилась из-за шока.

Детство 26 Нила, единственного ребенка в семье, было вполне нормальным. Когда ему исполнилось двадцать лет, его родители погибли в авиакатастрофе, разбившись на небольшом самолете. Нил был глубоко религиозным, а эта трагедия потрясла и озлобила его.

Обвиняя в смерти родителей себя, Нил стал затворником, оборвал все отношения с людьми и связи с внешним миром. Он бросил университет, стал употреблять тяжелые наркотики и практически ничем не занимался, живя за счет наследства, доставшегося от богатых родителей.

Некоторое время Нила интересовал спиритизм, а особенно тема реинкарнации.

В итоге семейный врач убедил Нила обратиться за психиатрической помощью. Юноша был одержим бредом отсутствия тела. Нил отказывался признать, что у него есть голова, туловище, ноги и руки – вообще какие-либо части тела. Он отрицал, что ест, пьет, мочится, испражняется, и не мог объяснить, почему одевается, если выходит на улицу.

На одной из стадий терапии Нилу предложили выпить стакан воды. После этого его попросили объяснить, куда делась вода. Молодой человек ответил, что она «испарилась». Когда врач требовал объяснить эти и другие несоответствия, Нил либо не отвечал, либо просто говорил: «Не знаю».

Судя по всему, он не замечал непоследовательности или противоречия в своих ответах.

Лечение синдрома Котара

К сожалению, прогнозы в лечении данного явления зачастую неблагоприятные, так как форма бреда имеет настолько абсурдную и саморазрушающую направленность, что больной не в силах критически оценить своё состояние.

Однако, науке известны редкие случаи счастливого выздоровления лиц с бредом отрицания существования.

Наиболее положительным исход болезни является для лиц с депрессивными расстройствами или с соматическими заболеваниями.

Так, больной с синдромом Котара, история чудесного выздоровления которого была опубликована в известном американском журнале, смог почти полностью излечиться от этого страшного бредового расстройства.

Мужчина более десяти лет считал себя мёртвым, однако, благодаря удачно подобранной схеме лечения и адекватной психотерапии, ему удалось избавиться от нигилистического бреда и галлюцинаций о собственной смерти.

В первую очередь проводится терапия основного заболевания. В качестве фармакотерапии используются психотропные, антидепрессанты (если синдром возник на фоне депрессивного расстройства), противотревожные препараты. При тяжёлых формах бреда Котара используют электросудорожную терапию.

Источник: https://pikabu.ru/story/sindrom_kotara__bolezn_zastavlyayushchaya_schitat_sebya_mertvyim_5654748

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий