Шизофрения новости

Ученые обращают вспять основной симптом шизофрении

Шизофрения новости

Исследователи восстановили нормальную рабочую память на мышиной модели шизофрении, устранив основной симптом этого расстройства, которое у людей практически невозможно вылечить.

Рабочая память – это фундаментальный мозговой процесс, используемый для хранения и вызова информации. Этот процесс серьезно нарушен у людей с шизофренией, меняющих свои рассуждения, восприятие и принятие решений.

Перенаправив препарат, который в настоящее время разрабатывается для лечения лейкемии, команда ученых восстановила дисфункциональные клетки мозга на мышиных моделях, вернув эти клетки (и рабочую память животных) обратно в здоровое состояние.

Новые результаты, опубликованные в журнале Neuron, ставят под сомнение общепринятое мнение о том, что клеточные нарушения, лежащие в основе проблем с памятью при шизофрении, не могут быть устранены после появления симптомов. Они также несут огромные надежды на лечение более 21 миллиона человек во всем мире, у которых уже диагностирована шизофрения.

Считается, что шизофрения является расстройством нервно-психического развития, которое начинается за годы до того, как его можно диагностировать. Это значительно усложняет эффективное лечение данного заболевания.

Наиболее известные симптомы шизофрении – паранойя, слуховые галлюцинации и бред – часто можно контролировать с помощью антипсихотических препаратов.

Но сбои в работе памяти, затрагивающие практически всех пациентов, остались в основном неизлечимыми. Это стимулировало возобновление усилий по устранению основных причин шизофрении.

Проблемы с памятью могут затруднить поддержание отношений или работу, по существу отрезав людей с шизофренией от окружающего мира.

В новом исследовании исследовательская группа сосредоточилась на гене SETD1A, который вырабатывает белок, регулирующий или изменяющий активность других генов. В 2014 году ученые обнаружили, что мутации в SETD1A связаны с шизофренией у людей.

Исследователи изучили поведение мышей с генами SETD1A, которые производят в два раза меньше белка, чем обычно, чтобы имитировать наблюдения у пациентов. По сравнению с нормальными мышами, у этих животных был характерный дефицит памяти, связанный с шизофренией, и им было трудно ориентироваться в простом лабиринте.

Клетки головного мозга, называемые нейронами в префронтальной коре головного мозга животных, области мозга, критической для памяти и сложного поведения, у этих мышей заметно отличались.

Обычно нейроны в этой области имеют особые ветви. Они используют эти ветви, чтобы соединиться с другими нейронами и общаться со своими соседями. Но нейрональные ветви у мышей с дефицитом SETD1A были короткими и деформированными, не позволяя установить необходимые связи.

Чтобы воздействовать на этот процесс, команда ученых начала думать о способах манипулирования SETD1A.

Ранее не было известно о существовании лекарственных средств для манипулирования SETD1A, поэтому команда определила обходной путь.

Они обнаружили еще один ген под названием LSD1 (не связанный с психоактивным веществом LSD). Когда этот ген выключен, он сводит на нет вредное воздействие SETD1A.

Ученые отметили, что в течение нескольких недель после введения ингибитора LSD1 память животных значительно улучшилась. Более того,  аксоны в мозге животных росли по образцу, подобному тому, что существует в здоровом мозге мыши.

Это наблюдение продемонстрировало, что ингибитор LSD1 воздействовал не только на дефицит памяти, связанный с шизофренией, но и на лежащие в основе молекулярные механизмы, которые им управляют.

Таким образом, ученые нашли убедительное доказательство того, что SETD1A  не только направляет раннее развитие, но также поддерживает текущие функции мозга взрослого человека, такие как рост аксонов. Фактически, SETD1A, вероятно, влияет на дополнительные аспекты работы мозга.

Исследователи предполагают, что SETD1A влияет на множество других факторов, таких как другие гены и белки, и что объединенная активность всех этих факторов в конечном итоге вызывает дефицит памяти, наблюдаемый у мутантных мышей.

Психиатрические расстройства, такие как шизофрения, оказались трудно поддающимися лечению, отчасти потому, что у них нет единой причины, одного сломанного гена.

Учитывая наличие множества генетических и факторов окружающей среды, эти результаты могут проложить путь к персонализированным лекарствам, разработанным для людей с мутациями SETD1A и, возможно, даже более широким стратегиям лечения.

Мутации SETD1A существуют у небольшого процента всех пациентов с шизофренией, но у многих людей, у которых диагностировано расстройство, есть проблемы, подобные тем, которые вызваны этой мутацией. Таким образом, методы лечения, специфичные для SETD1A, действительно могут иметь более широкие последствия для шизофрении в целом, отметили ученые.

В будущем команда надеется еще больше выяснить роли SETD1A. Они также надеются расширить и усовершенствовать свои исследования ингибиторов LSD1 в качестве терапевтической стратегии.

В настоящее время несколько ингибиторов LSD1 находятся на ранних стадиях клинических испытаний для лечения лейкемии и других форм рака.

Ученые изучают возможность их перепрофилирования для лечения пациентов с шизофренией.

Новые лекарства для лечения шизофрении 2018 года

Лекарства против гипертонии помогают в лечении шизофрении, по данным крупного исследования

Источник: https://carence.ru/2019/10/uchenye-obrashchayut-vspyat-osnovnoj-simptom-shizofrenii/

Психиатр Саймон Маккарти Джонс: Шизофрении, какой мы ее знали, больше не существует

Шизофрения новости

Доцент кафедры клинической психологии и нейропсихологии Тринити-колледжа в Дублине Саймон Маккарти Джонс — о том, почему диагноз «шизофрения» превратился в мусорное ведро и чем заменить устаревшую концепцию

Концепция шизофрении умирает. Десятилетиями она подвергалась нападкам со стороны психологов, но смертельное ранение ей наконец нанесли психиатры — профессионалы той области, в которой понятие шизофрении в общем-то возникло и развивалось. Впрочем, мало кто будет об этом скорбеть.

Сегодня диагноз шизофрения — это своеобразный приговор, который означает, что продолжительность жизни больного сокращается в среднем на пару десятилетий, а ремиссия, по некоторым оценкам, наступает только у одного человека из семи. И, несмотря на достигнутые за последние годы успехи в лечении этой болезни, количество людей, которым в конце концов становится лучше, не увеличилось со временем. Значит, что-то определенно идет не так.

Частью этой проблемы является сама концепция шизофрении.

Утверждение, что шизофрения — это какое-то понятное заболевание с четким набором симптомов, больше не выдерживает никакой критики.

Равно как сейчас мы говорим о расстройствах аутистического спектра, психозы (как правило, они характеризуются навязчивыми галлюцинациями, бредовыми идеями и спутанным сознанием) тоже стоит рассматривать как некий континуум, в разных точках которого заболевание проявляется по-разному. Шизофрения — это его крайняя точка.

Профессор психиатрии Маастрихтского университета Джим ван Ос утверждает, что мы не изменим нашего отношения к заболеванию, не изменяя терминологию. Поэтому он предложил отменить термин «шизофрения», а вместо него ввести концепцию расстройств психотического спектра.

Другая проблема заключается в том, что шизофрения описывается как «неизлечимая хроническая болезнь головного мозга».

Это приводит к тому, что, когда кому-то ставят такой диагноз, их близкие говорят: «Лучше бы это был рак», потому что тогда есть какие-то шансы на исцеление.

Такой взгляд на шизофрению приводит к убеждению, что излечение невозможно, и если кто-то все-таки выздоравливает, под сомнение ставится диагноз: «Наверное, это вообще была не шизофрения».

На самом деле шизофрении как неизлечимого прогрессирующего заболевания с четким набором симптомов, говорит ван Ос, не существует.

У тех, кто несколько раз в жизни пережил травматический опыт, вероятность развития психоза увеличивается в 50 раз

По всей видимости, шизофрения — это огромное множество самых разных болезненных состояний. Выдающийся психиатр сэр Робин Мюррей писал: «Думаю, концепция шизофрении устарела.

Привычные нам представления о синдроме уже неактуальны, например, в случаях, связанных с генетическим полиморфизмом CNV, употреблением наркотиков, социальными факторами и проч.

Видимо, концепция будет продолжать устаревать, и в конце концов термин “шизофрения” канет в историю, как это уже случилось с “водянкой”».

Сейчас исследователи сосредоточились на изучении самых разных характерных проявлений шизофрении: галлюцинации, бредовые идеи, спутанное мышление, непоследовательное поведение, апатия и эмоциональное уплощение.

Действительно, одна из наших прошлых ошибок заключалась в том, что мы все время пытались найти одну причину появления этого заболевания, вместо того чтобы изучать его во всем многообразии.

Например, основываясь на исследованиях о паразите Toxoplasma gondii, который передается человеку от кошек, психиатр Эдвин Фуллер Тори и вирусолог Роберт Йолкен утверждают: «Одним из важнейших этиологических факторов шизофрении может оказаться зараженная токсоплазмозом кошка». На самом деле нет.

Факты действительно говорят о том, что заражение Toxoplasma gondii в детстве увеличивает вероятность развития шизофрении во взрослом возрасте. Тем не менее эта вероятность на самом деле сопоставима с другими факторами риска и даже менее значима.

Например, и детство в неблагополучных условиях, и употребление марихуаны, и вирусные инфекции ЦНС, пережитые в детском возрасте, — все это увеличивает вероятность возникновения психоза (такого, как шизофрения, или других) в два, а то и в три раза.

А Toxoplasma gondii — менее чем в два раза.

Более детальное изучение факторов риска показывает и более удивительные результаты. Например, ежедневное употребление «сканк»-марихуаны (обладающей специфическим запахом и сильным наркотическим эффектом. — Прим.ред.

) увеличивает риск возникновения психоза в пять раз.

У тех, кто по крайней мере пять раз в жизни пережил травматический опыт (включая сексуальное и физическое насилие), по сравнению с теми, у кого такого опыта нет, вероятность развития психоза увеличивается более чем в 50 раз.

Ученые выявляют и другие причины развития «шизофрении». Около 1 процента случаев возникновения заболевания связывают с хромосомной аномалией «синдром делеции хромосомы 22q11.

2» — отсутствием небольшого участка ДНК в 22-й хромосоме.

Также, возможно, у небольшого процента людей шизофрения развилась в результате воспаления мозга из-за аутоиммунного заболевания, например, такого как Анти-NMDA-рецепторный энцефалит, — но ученые продолжают об этом спорить.

Все перечисленные факторы могут привести к одному и тому же диагнозу «шизофрения», который по нашей недальновидности сейчас больше похож на мусорную корзину. У одного человека болезнь может развиться в результате серьезного генетического нарушения мозговой деятельности, у другого — как сложная посттравматическая реакция, а у третьего внешние и внутренние причины могут работать в комплексе.

В любом случае, оказалось, что правы оба лагеря: и те, кто убежден, что шизофрения — это врожденное нейроонтогенетическое заболевание, и те, кто считает ее реакцией на социально-психологические травмы. А к конфликту лагерей привело ложное убеждение, что шизофрения — единичная болезнь, которая развивается строго одним путем.

Состояния, которые мы называем «шизофренией», лечатся разными способами, в зависимости от того, какими были причины их возникновения

Многие патологические состояния организма — типа диабета или гипертонии — могут возникнуть по самым разным причинам, но биологическая картина этих заболеваний всегда одна и та же, и оно поддается одному и тому же лечению. Возможно, это справедливо и для шизофрении. То есть самые разные причины развития заболевания, в том числе описанные выше, действительно приводят к одному и тому же эффекту — повышенному уровню дофамина.

Если это так, то дебаты о «разных видах» шизофрении в зависимости от ее происхождения имеют чисто академический характер, потому что это в конечном счете никак не влияет на способы ее лечения. Однако сейчас появляются новые свидетельства того, что состояния, которые мы называем «шизофренией», все-таки лечатся разными способами, в зависимости от того, какими были причины их возникновения.

Предварительные данные исследований говорят о том, что помощь людям с шизофренией, возникшей в результате детской психологической травмы, антипсихотическими препаратами менее эффективна, чем в других случаях.

Но на данном этапе требуется больше исследований этого явления, и те, кто сейчас проходит лечение антипсихотическими средствами, конечно, не должны менять лечения без консультации врача.

Также есть предположение, что некоторые формы шизофрении — это проявление некоторых видов аутоиммунного энцефалита, тогда наиболее эффективным лечением может стать иммунотерапия (например, кортикостероидами) и плазмаферез («промывание» крови).

Какая в итоге вырисовывается картина, пока неясно. Хорошие результаты показывают и новые виды вмешательства, например, открытый диалог, основанный на семейной психотерапии.

Зарекомендовала себя и индивидуальная психотерапия, которая направлена на работу с личными травмами и опытом.

Это говорит о том, что при лечении шизофрении крайне важно обсуждать с пациентом все возможные причины возникновения заболевания, в том числе подвергался ли человек насилию в детстве, хотя до сих пор такие вопросы считаются необязательными при терапии.

Разная эффективность лечения для разных людей только подогревает споры о том, что такое шизофрения. Психиатры, пациенты и их семьи, которые видят стойкий положительный эффект от антипсихотических препаратов, конечно, будут настаивать на этом способе лечения как единственно верном.

Психиатры, пациенты и их семьи, которые видят, что лекарства не работают, но работают альтернативные подходы, будут восхвалять их. Когда кто-то утверждает, что их способ лечения лучше, другие обижаются и начинают яростно доказывать, что они лучше знают, как вылечить шизофрению.

Эти страстные пропагандистские войны порой приводят к тому, что некоторые люди не получают того метода лечения, который мог бы подойти именно им.

Мы живем в эру постшизофрении

Ничто из вышесказанного не означает, что понятие «шизофрения» абсолютно бесполезно.

Многие психиатры по-прежнему считают, что концепция болезни в нынешнем виде все же позволяет ставить диагнозы людям, нуждающимся в медицинской помощи.

В этом случае врачи сходятся на том, что у шизофрении есть биологические причины, природа которых зачастую не до конца понятна, но проявление отклонений — в том числе генетических — оказывается похожим у большинства пациентов.

Действительно, многим людям, которым сейчас ставят диагноз шизофрения, получается помочь. У них появляется доступ к лечению, семья и друзья проявляют готовность оказывать поддержку — и оказывают ее. У проблем, с которыми они живут, появляется название.

Они начинают понимать, что их тяжелые состояния — это болезнь и в этом нет их вины. В то же время для многих этот диагноз ничего не меняет и ничем не помогает.

Чтобы двигаться вперед, делать успехи в лечении, надо пересмотреть термин «шизофрения», потому что мы уже живем в эру постшизофрении.

Как это будет выглядеть на практике — неясно. Япония недавно переименовала шизофрению в «интегративное расстройство». Всерьез обсуждается новая концепция «расстройств психотического спектра».

Исторически сложилось, что в классификации болезней в психиатрии в конце концов побеждает «самый известный профессор».

Но будущее должно быть построено на профессиональной дискуссии, фактах и опыте, который переживают сами пациенты.

Однако главное — что бы ни возникло из пепла устаревшей концепции шизофрении, в первую очередь оно должно помогать людям.

Оригинал текста опубликован на сайте проекта The Conversation.

Источник: https://snob.ru/entry/150727/

Как проявляется шизофрения и чем ее лечить. Диагноз шизофрения

Шизофрения новости

  • Как лечат шизофрению сегодня
  • Инновационный подход к лечению шизофрении

Сегодня с диагнозом “шизофрения” живут 20 млн человек на планете.

По статистике, каждый десятый из них покончит жизнь самоубийством, еще часть будет жить с инвалидизирующими последствиями в результате незавершенной попытки суицида.

А из-за трудностей с постановкой диагноза и лечением не меньше половины пациентов с шизофренией не смогут реализоваться в профессии и личной жизни, более того — потребуют пожизненной опеки со стороны близких. Но благодаря открытию новых лекарственных препаратов мы надеемся на изменение ситуации.

В массовом сознании больной шизофренией — это некто с неадекватным поведением, навязчивым и даже агрессивным. Неопрятный и диковатый персонаж, от которого лучше держаться подальше.

И только врачи-психиатры и родственники пациентов с шизофренией знают, что чаще всего их подопечные — тихие, замкнутые, избегающие социума люди, страдающие от того, что в их мозге нервные импульсы ведут себя нетипично.

https://www.youtube.com/watch?v=EoBYCXrdxac

Это приводит к симптомам шизофрении, которые делятся на три категории.

Позитивные: галлюцинации, бред, возбуждение, беспорядочное мышление.

Негативные: отсутствие инициативы, нежелание действовать, апатия, депрессия, социальная самоизоляция, отсутствие эмоционального отклика.

Когнитивные: нарушения мышления, восприятия, памяти, внимания.

Проблема в том, что диагноз “шизофрения” по МКБ-10, а также DSM-V (Справочник по диагностике психических расстройств Американской психиатрической ассоциации) ставится лишь при наличии приступа шизофрении (галлюцинаций, бреда), причем патологические изменения в поведении пациента должны наблюдаться на протяжении полугода.

А ведь начинается шизофрения обычно с менее заметных негативных симптомов: человек утрачивает радость жизни, теряет мотивацию к учебе или работе, перестает выходить из дома, общаться с окружающими.

Поведение меняется постепенно, обычно в возрасте от 15 до 30 лет, когда и обычные-то подростки и молодые взрослые часто эмоционально “закрываются” от членов семьи и порой ведут себя непонятно и непредсказуемо.

Эти симптомы схожи с признаками клинической депрессии, в связи с чем поставить диагноз бывает очень сложно.

В лучшем случае близкие подумают о депрессии и обратятся к психиатру — но это может вызвать протест у того, кто нуждается в помощи: психические отклонения в нашей стране по-прежнему считаются стыдными. В худшем — оставят все как есть, приспособятся к странному поведению члена семьи, а к врачу обратятся лишь при психотическом эпизоде, когда позитивные симптомы шизофрении впервые ярко проявятся.

Как лечат шизофрению сегодня

Современная психиатрическая практика такова, что постановка диагноза и начало лечения — скорее всего стационарного — может быть только после длительных проявлений психозов. Психиатры утверждают: чтобы снять обострение шизофрении, а затем подобрать подходящий препарат-антипсихотик, который снизит вероятность нового приступа, пациента надо наблюдать в течение 2-3 недель.

После выписки из больницы поддерживающую дозу препарата надо принимать дома. Задача — достигнуть как можно более длительной ремиссии (она может быть и пожизненной), так как состояние психоза не просто тяжело для больного и его окружения само по себе — каждый такой эпизод снижает когнитивные способности человека.

До последнего времени при лечении шизофрении использовались препараты, которые действовали в основном на позитивные симптомы — устраняли бред, галлюцинации, навязчивые идеи, снимали возбуждение, обладали седативным эффектом. Существующие нейролептики успешно купировали психотические эпизоды, но не справлялись с негативными симптомами — а они наблюдаются у 60% больных шизофренией.

Пациент оставался апатичным, с подавленными желаниями и волей, приглушенными эмоциями. Даже с помощью поведенческой терапии ему далеко не всегда удавалось вернуться к нормальной жизни.

Кроме того, давали о себе знать побочные действия антипсихотиков — среди них сердечно-сосудистые осложнения, увеличение массы тела, инсулинорезистентность, снижение либидо и другие.

Из-за них пациенты нередко самовольно прерывали лечение, что провоцировало новое обострение болезни и еще больше отдаляло реабилитацию. Изменить эту безрадостную картину и всю практику лечения шизофрении способно новое действующее вещество карипразин.

Инновационный подход к лечению шизофрении

С 1960-х годов венгерская фармацевтическая компания “Гедеон Рихтер” выпускает по лицензии бельгийской “Янссен” галоперидол — пожалуй, самый известный из нейролептиков, хорошо действующий в ситуациях острых психозов. Параллельно ученые “Гедеон Рихтер” изучают, какой спрос врачей на лекарственные препараты не удовлетворен, и ведут собственные исследования антипсихотиков. В начале 2000-х здесь синтезируют молекулу карипразина.

Весь комплекс исследований нового действующего вещества занимает почти пятнадцать лет. В проведенных клинических исследованиях, а их было более 50, приняли участие свыше 11 000 пациентов.

И в 2016 году Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) одобряет карипразин для лечения шизофрении и биполярного аффективного расстройства.

На сегодняшний день в США его принимают уже более 200 тыс. пациентов.

В 2017 году Европейское агентство по лекарственным средствам одобрило применение карипразина в Европе. В марте 2019 года лекарство было зарегистрировано в России, а в октябре — включено в “Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2020 год”.

Что может измениться для врачей, пациентов и их родных с появлением нового лекарства от шизофрении?

Во-первых, препарат обладает более широким спектром действия — он влияет не только на позитивные симптомы (бред, галлюцинации, навязчивые мысли и др.

), но и на негативные (например, апатию, безынициативность) — и благодаря этому может значительно улучшить качество жизни пациента, вернуть его в социум.

Контроль над всеми симптомами шизофрении — это шанс вернуться к работе или учебе в самом продуктивном для этого, молодом возрасте. А для родственников пациента — снять с себя бремя ответственности за его судьбу.

Во-вторых, у карипразина самый большой период полувыведения по сравнению с другими антипсихотиками. Это значит, что действие препарата сохранится, даже если пациент вдруг забудет принять его вовремя.

В-третьих, препарат вызывает значительно меньше побочных эффектов, его прием для пациентов более комфортен.

В частности, с ним меньше вероятность увеличения веса и развития метаболического синдрома, он не провоцирует развитие сахарного диабета, а также снижает риск возникновения сердечно-сосудистых осложнений и сексуальной дисфункции. Кроме того, он не снижает, а наоборот, улучшает когнитивные функции.

Наконец, карипразин — восьмая по счету собственная разработка компании “Гедеон Рихтер”, крупнейшего производителя лекарственных препаратов в Центральной и Восточной Европе. Над созданием оригинальных молекул здесь трудятся 1000 сотрудников (из 12,6 тыс.

, работающих в подразделениях компании по всему миру). Все 9 производственных площадок — в Венгрии, России и других странах — соответствуют стандартам GMP. Все это гарантирует высокое качество лекарственных препаратов — теперь и для лечения шизофрении.

Источник: https://www.7ya.ru/article/Kak-proyavlyaetsya-shizofreniya-i-chem-ee-lechit/

Новости лечения психических расстройств №8

Шизофрения новости

Выделение 6-сульфатоксимелатонина с мочой (aMT6) может выступать в качестве биомаркера для прогнозирования положительного терапевтического ответа на флуоксетин. Предыдущие исследования показали, что лечение флуоксетином повышает уровень серотонина в шишковидной железе, что может привести к увеличению синтеза мелатонина, который ночью метаболизируется до aMT6.

Исследуемая когорта состояла из 20 женщин с диагнозом тяжелое депрессивный эпизод. В начале исследования участники принимали 20 мг флуоксетина каждое утро с последующим увеличением в зависимости от состояния. Концентрацию aMT6 оценивали в образцах мочи, собранных за 1 день до и 1 день после первой дозы флуоксетина. 

При оценке до лечения пациенты имели средний показатель по шкале депрессии Бека  28,5, который снизился до 20 после 45 дней лечения с начальной дозой флуоксетина в 20 мг. Была обнаружена значительная корреляция между разницей до и после в экскреции aMT6 с мочой и снижением показателя по шкале Бека на 45-й день (ρ = -0,67, P = 0,024). Корреляции не было найдено на 30-й день.

Источник

Увеличение веса на фоне тяжелых психических расстройств: эффективность фармакологических вмешательств

Для оценки эффективности фармакологических вмешательств на прибавку веса был проведен систематический обзор и мета-анализ 52 рандомизированных контролируемых исследований.

Наиболее изученным препаратом был метформин (14 исследований), затем топирамат (6 исследований), низатидин (4 исследования) и сибутрамин (3 исследования).

Метаанализ показал значительную общую разницу в -3,27 кг для метформина по сравнению с плацебо и -5,33 кг в пользу топирамата.

Оба препарата по данным исследованиям считались наиболее эффективными и безопасными для снижения веса в данной популяции.

Источник

Предикторы ответа на электросудорожную терапию (ЭСТ) у пациентов с шизофренией

Исследование проведено на базе Сеульской национальной университетской больницы. Респондентами были 47 пациентов с диагнозом шизофрения и шизоаффективное расстройство. Основным инструментом для исследования послужили алгоритмы машинного обучения и последующий анализ данных электроэнцефалографии (ЭЭГ) в состоянии покоя у данных пациентов до проведения ЭСТ.

Результаты исследования позволяют предположить, что более эффективная связь во фронтальных областях может быть связана с благоприятным ответом на ЭСТ. Наличие данных маркеров на ЭЭГ может служить одним из признаков потенциального позитивного ответа на ЭСТ у пациентов с шизофренией. 

Источник

Эквивалентные дозы антидепрессантов: доказательные рекомендации

Было проанализировано 83 рандомизированных контролируемых исследования (14 131 участников).

В первичном анализе флуоксетин 40 мг/сут был эквивалентен дозе пароксетина 34,0 мг/сут, агомелатина 53,2 мг/сут, амитриптилина 122,3 мг/сут, бупропиона 348,5 мг/сут, кломипрамина 116,1 мг/сут, дезипрамина 196,3 мг/сут, дотиепина 154,8 мг/сут, доксепина 140,1 мг/сут, эсциталопрама 18,0 мг/сут, флувоксамина 143,3 мг/сут, имипрамина 137,2 мг/сут, лофепрамина 250,2 мг/сут, мапротилина 118,0 мг/сут, миансерина 101,1 мг/сут, миртазапина 50,9 мг/сут, моклобемида 575,2 мг/сут, нефазодона 535,2 мг/сут, нортриптилина 100,9 мг/сут, ребоксетина 11,5 мг/сут, сертралина 98,5 мг/сут, тразодона 401,4 мг/сут и венлафаксина 149,4 мг/сут. Анализ чувствительности подтвердили результат, за исключением доксепина.

Источник

Применение антипсихотиков безопаснее, чем отказ от них

Хайди Тайпале из Каролинского института в Стокгольме и ее коллеги оценили риск госпитализации из-за проблем со здоровьем и риска смертности (по всем причинам, от сердечно-сосудистых заболеваний и суицида) среди всех пациентов, которых лечили от шизофрении антипсихотическими препаратами в стационарах Финляндии в период с 1972 по 2014 год (62 250 пациентов).

Во время наблюдения кумулятивная смертность составила 46,2% при отсутствии применения антипсихотиков, 25,7% при применении любого антипсихотика и 15,6% при применении клозапина. Таким образом, согласно исследованию уровень смертности достоверно ниже при применении антипсихотиков по сравнению с отсутствием их использования.

Источник

Эффективность люматеперона в лечении шизофрении

Луматеперон, модулятор серотонина, дофамина и глутамата, продемонстрировал как эффективность, так и безопасность у пациентов с шизофренией, с обострением психоза, согласно результатам рандомизированного клинического исследования, опубликованного в JAMA Psychiatry.

В двух группах, получавших дозы 60 и 40 мг люматеперона тозилата, наблюдалось значительное улучшение по баллам позитивных симптомов PANSS (P = 0,006 и P = 0,04 соответственно), но не выраженности негативных симптомов по сравнению с группой плацебо.

В группе с более высокими дозами также наблюдалось значительное улучшение по субшкале общей психопатологии и психосоциальных функции. Среди нежелательных явлений: сонливость, седация или усталость  в 64,7% в группе с высокой дозой, 56,7% в группе с низкой дозой и в 50,3% в группе плацебо.

В остальном обе дозы хорошо переносились, без кардиометаболических и эндокринных изменений по сравнению с плацебо.

Источник

Применение бупренорфина для лечения психотических симптомов у биполярных пациентов с опиоидной зависимостью

В двойном слепом рандомизированном клиническом исследовании оценивалась эффективность аугментации бупренорфином основного лечения у пациентов с психотическими симптомами в структуре биполярного расстройстойства (БАР) I типа с сопутствующей опиоидной зависимостью. 

Респонденты случайным образом были разделены на 2 группы. Основная группа получала бупренорфин (4 или 6 мг/сут), а группа сравнения получала плацебо – обе группы получали достаточные дозировки вальпроата натрия и рисперидона.

Обе группы продемонстрировали значительное снижение психотических, депрессивных и маниакальных симптомов в течение 2 недель исследования. При этом между ними не было существенных различий. Таким образом, бупренорфин не увеличивает эффективность базовой терапии психотических состояний при БАР.

Источник

Безопасность и эффективность трансдермальной формы блонансерина у пациентов с шизофренией

В Японии проведено открытое, мультицентровое исследование трансдермальной формы блонансерина, в котором оценивалась эффективность и безопастность данного препарата в долгосрочной перспективе (период наблюдения 52 недели).

В исследование было включено 223 пациента. Нежелательные явления (НЯ) отмечались у 87%, а у 6% зарегистрированы серьезные НЯ, среди которых появление симптомов шизофрении, импульсивность, перелом, носовое кроветечение, астма, пневмонии (аспирационная, гемофильная и др.).

К наиболее распространенным НЯ можно отнести назофарингит у 31%, эритема в месте воздействия у 22,5%, зуд в месте воздействия  у 11,5% и акатизию у 10%.

Клинически значимых изменений в лабораторных тестах или исследованиях отмечено не было, включая уровень пролактина, показатели жизненно важных функций, массу тела, ЭКГ, параметры, связанные с метаболизмом, и интервал QTc.

Показатели PANSS не изменились после перехода с таблеток на трансдермальную форму и снизились в течение 52 недель лечения блонансериновыми пластырями. Можно предположить, что трансдермальная форма блонансерина безопасна и эффективна при длительном лечении шизофрении.

Источник

Материал подготовлен при поддержке Клиники психиатрии «Доктор САН» (Санкт-Петербург)

Автор перевода: Черапкин Е.C.

Источник: https://psyandneuro.ru/novosti/therapy-news-8/

В рф стало доступным новое лечение людей с психическими расстройствами

Шизофрения новости

Сегодня фармацевтическая компания «Гедеон Рихтер» объявила о выводе на российский рынок своего инновационного препарата для лечения шизофрении. А также совместно с Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представила результаты опроса жителей страны об их осведомленности о заболевании и отношении к пациентам, которые живут с таким диагнозом.

Согласно полученным данным, 63% опрошенных считают, что они не в состоянии контролировать свою болезнь, а 38% сказали, что таким людям стоит находиться подальше от большинства.

Среди проблем, с которыми сталкиваются пациенты, – сложность с трудоустройством (40%) и лекарственным обеспечением (33%).

Новый антипсихотик компании «Гедеон Рихтер», над созданием которого трудились собственные научные сотрудники компании почти 20 лет, призван принципиально изменить существующие подходы к лечению шизофрении и вернуть людей, которые живут с этим диагнозом, в социум.

Шизофрения –  хроническое и инвалидизирующее психическое заболевание, для которого характерно нарушение мышления и восприятия. По статистике, им страдает около 1% населения планеты, ему в равной степени подвержены как мужчины, так и женщины.

Симптомы заболевания делятся на три основных категории. Это позитивные – галлюцинации, бред, умственные и двигательные расстройства; негативные – потеря мотивации, апатия, скудность речи, асоциальность.

Выделяют также когнитивную симптоматику – расстройства мышления, восприятия, памяти и внимания.

Петр Морозов, д.м.н., профессор кафедры психиатрии факультета дополнительного профессионального образования Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова: «Проблема пациентов, страдающих шизофренией в том, что они не осознают того, что больны.

Они не понимают, что их заболевание – это огромное бремя как для них самих, так и для их родственников и общества в целом. Бремя, которое можно уменьшать за счет применения лекарственной терапии.

Долгое время у нас в арсенале не было препаратов, которые воздействовали не только на позитивную, но и на негативную симптоматику, которая возникает у 60% пациентов и ведет к десоциализации пациентов. Кроме того, прежние терапевтические решения сопровождались большим количеством побочных эффектов.

Появление нового препарата, который может одновременно снимать и ту, и другую симптоматику, вызывает значительно меньшее количество нежелательный явлений, мы приветствуем, поскольку видим за этим значительное улучшение оказания медицинской помощи пациентам».

Препарат, с которым связывают новые надежды пациентов и их родственников специалисты, – оригинальная разработка фармацевтической компании «Гедеон Рихтер». За его создание компания получила Национальный гран-при в области инноваций. Препарат уже пользуется значительным спросом в США, а также некоторое время назад выведен на рынки стран Западной и Восточной Европы.

Габор Орбан, генеральный директор компании Gedeon Richter: «Мы гордимся тем, что мы -первая венгерская фармацевтическая компания, чья разработка так востребована на мировом рынке.

Сегодня мы видим, как наш препарат помогает значительному числу пациентов с психическими расстройствами в США и Европе вернуться в социум. Мы чувствуем особое удовлетворение от того, что можем значительно изменить к лучшему жизни миллионов людей с шизофренией и их родственников.

Мы уверены, что этот наш флагманский продукт будет не менее востребован и в России – одном из ключевых рынков для компании «Гедеон Рихтер».

«Гедеон Рихтер» является одним из старейших европейских партнеров российского общества психиатров.

Компания была одной их первых, кто начал поставки антипсихотических препаратов на рынок СССР, выпуская их по лицензии компаний Западной Европы.

Сегодня психиатрических портфель компании, представленный несколькими высококачественными дженериками ряда востребованных лекарственных средств, расширился за счет оригинальной разработки.

Доктор Аттила Варади, полномочный представитель компании «Гедеон Рихтер» в России: «Сегодня мы намерены продолжать нашу совместную работу с медицинским сообществом, делать все, что в наших силах, чтобы помочь и пациентам, и их родственникам. Уверен, что вместе мы сможем изменить отношение общества к пациентам с особенностями развития, психическими расстройствами, сделать его еще более толерантным».

Согласно полученным в результате исследования ВЦИОМ данным, сегодня среди проблем, с которыми сталкиваются пациенты с шизофренией, были названы проблемы с трудоустройством (40%), а также с лекарственным обеспечением (33%).

Причем среди тех, кто имеет родственников, страдающих этим заболеванием, этот процент выше: почти половина (45%) отметили, что главной является именно вопрос возможности получать необходимые препараты. Негатив со стороны общества (34%) был также назван в числе сложностей, через которые проходят пациенты.

И несмотря на то, что большинство опрошенных россиян (52%) не считают, что людям с шизофренией следует находиться подальше от остальных, все же больше трети (38%) говорит об обратном – об изоляции таких пациентов.

Кирилл Родин, директор по работе с органами государственной власти Всероссийского центра изучения общественного мнения: «С социологической точки зрения данное заболевание относится к стигматизированным общественным явлениям.

Выражаясь проще, это «метка, которая делает человека изгоем» для значительной части общества.

Каково основное социальное последствие этой проблемы? Локализация этой проблемы внутри отдельной семьи или личности, резкое сокращение механизмов помощи данной категории больным со стороны общества и профилактики данного явления, что приводит к новым опасным инцидентам, связанным с асоциальными проявлениями и к ещё большему усилению стигматизация данного заболевания. Как разорвать этот круг? Способ один – внимательное отношение со стороны общества к людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, повышение уровня информированности об этом заболевании и помощь близким и родственникам тех, кто столкнулся с данным диагнозом».

В результате опроса было также выявлено:

  • 90% россиян знают о таком психическом расстройстве, как шизофрения, причем 20% утверждают, что хорошо знают о его симптомах
  • Каждый пятый (20%) знает о людях с расстройством «шизофрения» в своем окружении: у 4% есть родственники с таким расстройством, еще 16% знакомы с больными шизофренией лично или знают о таком диагнозе у кого-то из друзей, родственников знакомых.
  • По мнению опрошенных, большинство россиян относятся к людям с психическими расстройствами так:
    • с сочувствием (38%)
    • с жалостью (34%)
    • со страхом (26%)
    • недоверием (18%)
    • презрением (9%)
  • Наиболее характерными признаками шизофрении, по мнению опрошенных, являются:
    • сильные перемены настроения (29%)
    • раздвоение личности (27%)
    • галлюцинации (17%)
  • Барьеры для обращения за психиатрической помощью со стороны родственников или знакомых человека с явными признаками шизофрении:
    • 38% опрошенных ответили – страх огласки: они опасаются, что в случае визита к врачу о болезни узнают знакомые.
    • 29% респондентов – родственники боятся отправки больного шизофренией в интернат или больницу.

В опросе ВЦИОМ приняли участие россияне в возрасте от 18 лет. Метод опроса – телефонное интервью по стратифицированной двухосновной случайной выборке стационарных и мобильных номеров объемом 1600 респондентов. Выборка построена на основе полного списка телефонных номеров, задействованных на территории РФ.

Данные взвешены на вероятность отбора и по социально-демографическим параметрам. Для данной выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,5%. Помимо ошибки выборки смещение в данные опросов могут вносить формулировки вопросов и различные обстоятельства, возникающие в ходе полевых работ.

Источник: https://www.inpharm.ru/novosti/2019/06/04/v-rossii-stalo-dostupnym-printsipialno-novoe-lechenie-lyudey-s-psihicheskimi-rasstroystvami.html

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий