Можно ли умереть от тоски по умершему

Плач по умершему

Можно ли умереть от тоски по умершему

Старые люди не боялись боли. Они ее не искали, но уж если надо было что-то испытать, вынести, пережить, шли спокойно, с достоинством. Не прятались. И перед смертью не робели. Говорили о ней без страха.

-Вы меня глубоко не закапывайте. Как Господь позовёт, чтоб я с могилы встала, отряхнулась и на Суд пошла. Так одна старушка говорила. Из глухой белорусской деревни.

А моя бабушка повторяла гомельское присловье: – Помирать – день терять.

А чего смерти бояться? Все умрём. Столько хороших людей уже умерло, что и нам не грех в могилу лечь.

Комфорт и безопасность изменили нас.

Порог боли и чувствительности современного человека сильно отличает нас от наших даже ближайших предков, и в этом нет ничего плохого, я и сам каждое утро восхищаюсь чудом горячей воды и благодарю Бога за свет и тепло. Но мы другие.

Защитив себя и обезопасив жизни свои, кое в чем мы сделались более уязвимыми, а порой и беззащитными. Факт смертности – нашей и наших близких – мы теперь переносим куда тяжелее и болезненней, нежели наши прадеды.

В старину человека с детства приучали к мысли, что ему придётся похоронить родителей. И молодые люди знали, что доведётся не просто переживать утрату родителей, но именно – похоронить и сделать это красиво и правильно.

А еще было чудесное слово «досмотреть», и достоинство детей оценивалось по тому, как они утешают своих умирающих близких, как успокаивают их угасающую старость. Подумайте: с детства к этому готовили. Не боялись детей испугать или шокировать.

Как готовили? Говорили о смерти спокойно, как о чём-то естественном, не смягчая ее трагичности, не врали себе и детям, не прятались от нее.

Старики собирали себе на смерть, готовили рубахи и платки – в чём в гроб положат, не боялись часто причащаться, не пугались писать завещаний и – плакали, конечно же, плакали – как же без этого? Кому же охота помирать? Столько дел! Столько работы! Но плач этот был правильным, он разрешался в особый ритуал, обряд – горе избывалось, обряжаясь в погребальные обычаи и традиции.

И не только к смерти родителей готовили от юности. Муж и жена – скорее всего кто-то пойдёт к Богу раньше, и уже во время венчания люди учились разлуке. Не ведая того, наши предки приучали своих детей к одному из самых изящных духовных упражнений.

Покойный Сенека, наставник умирания, советовал своим ученикам: «Нам надо постоянно думать о том, что смертны и мы и любимые нами» (Письма 63,15). Думать – постоянно. Пребывать в памяти смертной. Не давать суете и малодушию спрятать от нас трагичности мира.

Но Сенека говорит не просто о памяти смертной вообще, об отстранённом созерцании космического закона. Это созерцание конкретно. Философ призывал к перемене самого фокуса «смертельного созерцания». Верующих часто, иногда – справедливо, укоряют в эгоизме. В созерцании своей финальности действительно есть нечто эгоцентричное.

Но в том, что умру я – нет еще большой трагедии. Порой смерти ждёшь, как избавления, отрады. Но – умрут любимые мною люди. Вот это по-настоящему ужасно. Мир полон боли, несчастий, болезней, но быть живым – это так хорошо.

Когда Софокл устами одного из своих персонажей говорит «высший дар – нерождённым быть» (Эдип в Колоне 1225), слушателя и читателя пронизывает космический холод, мурашки бегут по коже, одолевает и парализует благородная метафизическая тоска – до чего эпично, глубоко, красиво! И лишь истрезвившись от этой античной стужи, начинаешь понимать ложь этих слов. Да, ко мне, непомерно эстетствующему эгоисту эта фраза подойдёт, но разве я бы хотел, чтобы никогда на свет не появился мой ясноглазый племянник, или веселые братики, моя мама, мои добрые и терпеливые друзья, разве было бы хорошо, если бы они никогда не родились? Да, мир полон боли, горя, потерь, но эти люди – украшение человечества, вместе с ними даже в этот больной мир вошли и смысл и радость, и сквозь горе мы всё же радуемся, что кто-то славный побыл на этом свете пусть даже совсем чуть-чуть. Но как же больно от мысли, что однажды им всем придётся умереть.

«Человек начинается с плача по умершему». Так говорил покойный Мераб Мамардашвили. Не с плача по себе умершему или умирающему начинается человек, а с принятия и избытия смерти своих любимых.

Этому плачу в хороших семьях приобщали с детства – чтобы человек в ребенке проснулся как можно раньше, чтобы через мужественное принятие смертности своей и своих любимых с первых дней своей жизни научиться принимать, благословлять этот мир, и – сопротивляться ему.

Все наши близкие и друзья, любимые и хорошие – это люди, которых мы однажды потеряем. А еще – это люди, которые потеряют нас.

Однако «плач по умершему» это не просто красивый образ или стерильное духовное упражнение. У нас есть религия. Она учит нас правильному плачу по умершему, целительному плачу.

Когда я только начинал служить священником, меня всегда смущали наши белорусские похороны: «профессиональные» плакальщицы, сложнейшие и разнообразнейшие ритуалы, особый панихидный распев и завывательная манера исполнять песнопения и потребность на грани одержимости «адправить пакойника» (помолиться за покойного) «як след» (как положено). Потом я понял, как же важен этот вой, эти эпические слёзы, «лишние» обряды.

Это – Белоруссия. Здесь было так много горя. В войну белорусы потеряли каждого четвертого, и, может быть, перенести нам все эти беды и помогла способность хоронить, «как положено».

Не надо льстить себе: мы всего лишь люди – сколько бы вы не знали языков, какую бы изысканную литературу не читали, горе и боль, слёзы и утраты у нас у всех – человеческие.

И эту боль надо уметь выплакать, провыть, прокричать.

Смерть – всегда не вовремя. Смерть застаёт нас врасплох. И нам нужно не только умом, но и самой кожей избыть это горе. Даже распоследние материалисты это, если не понимали, то чувствовали, изобретая гражданские панихиды и пресные минуты молчания.

А в церкви – дым кадила, чтение бесконечных поминальных записок, столы с приношениями и запечатанная земля, и как запоют «Со святыми упокой», подхватит вся церковь этот скорбно-торжественный мотив, а потом разрешится в мужественный и трагичный мажор икоса восьмого гласа – «Сам Един еси Бессмертный, сотворивый и создавый человека».

Выкричаться нам надо, пропеть, простонать сквозь слёзы и благодарную грусть. И интеллигентнейшая из русских женщин в минуту боли и утраты могла написать:

Буду я, как стрелецкие жёнки,
Под кремлёвскими башнями выть.

Современного человека, и, прежде всего ребенка, подростка со всех сторон ограждают от смерти, от самого факта и упоминания. Но ведь однажды ему предстоит проводить своих родителей в последний путь, и сделать он это должен «как следует».

Религия есть некая культурная оформленность предельного человеческого опыта.

Она дает не просто некий эмоциональный антидот, противоядие от чрезмерного потрясения, сознания необратимости, но само исполнение ритуала избывает скорбь, потому что кричим мы, плачемся Богу-Человеколюбцу, Утешителю сирот и смертников.

И Он не даёт нам ответов, как и пытливого Иова Он не уговорил, а только утешил – как? – не знаем ни мы, ни Иов. Дети, выросшие в семьях без подлинной религиозной традиции, более уязвимы, они беззащитны перед смертью, их не приучают с детства правильно переживать и осмыслять смерть и близких, и свою собственную.

Наши панихиды, родительские субботы, грозные обряды, кутья, записочки и сорокоусты могут показаться ненужным усложнением, недостойным благородной евангельской истины.

Но стоит ли от этого отказываться перед лицом всех наших утрат бывших и – непременно – будущих? А потому, смертнички мои, положу я в кадило побольше ладану и затяну длинную и громкую белорусскую панихиду, чтобы и живые, и мёртвые услышали и утешились скорой грядущей встречей.

Источник: https://www.pravmir.ru/plach-po-umershemu/

Скорбь по умершим

Можно ли умереть от тоски по умершему

109 ответов

Последний — 23 октября 2019 г., 16:38 Перейти

10 мг диазепама

АнтеяПочему священники говорят, что нельзя долго скорбить и оплакивать умерших людей?

Что бы дальше зарабатывать деньги и нести их в церковь.

Антея

Почему священники говорят, что нельзя долго скорбить и оплакивать умерших людей?

М

В церковь, где установлены цены на все услуги, как-то и нести ничего не хочется, все покупается и продается, молитвы, венчания, отпущение грехов…

Прочитайте книгу Юлии Вознесенской “Мои посмертные приключения”. Может и примитивно,но оооочень доходчиво.

Новые темы

Аня

Видите-ли ,изначально мы являемся душой.Частичкой Бога ,она бессмертна и неуничтожима.Родившись в материальном мире душа (вечная) получает физическое тело (временное)и человек в течение всей жизни ошибочно ассоциирует себя с этим телом.

У тела очень ограниченные возможности и всего 5 чувств.Тело постоянно страдает,оно постоянно чего-то хочет,оно никогда не бывает полностью довольно,ему всегда чего-то не хватает.Человека невозможно удовлетворить,таковы реалии материального мира.

После физической смерти душа получает освобождение ,но родственники этого не понимают.Они скорбят по умершему телу,плачут,а душа умершего от этого очень страдает,это не даёт ей спокойно уйти.Жизнь-великая иллюзия.

Если-бы мы больше думали о своём истинном духовном происхождении,мы меньше-бы страдали.Душе больше нужны ваши молитвы нежели слёзы.

Антея

Почему священники говорят, что нельзя долго скорбить и оплакивать умерших людей?

Надежда

Страданье, боль, отчаянье, тоска В душе лежат тяжелым грузом, И с этой ношей я совсем одна, Потеря сына всё сковала стужей. Невыносимо , тяжко, тяжело, Принять сей крест , нести его по времени. Хоть и бывало прежде нелегко, Но боль утраты в прошлом не в сравнении. И эта боль в душе не лечится, Лекарство не придумали ещё.

Не тело, а душа вся искалечена, Точнее , что осталось от неё. Не изводи тоской себя ,родная, Ведь ты же знаешь ? просто час пришёл. Не умер я, душа не умирает. Побыл в гостях и вот домой ушёл. Здесь по-другому всё, душа моя спокойна, Лишь только больно на тебя смотреть. Не изводи себя, что не с тобой я, От этой боли можно и сгореть.

Ты прячешь слёзы, чтоб никто не видел, Лишь только их не скроешь от меня, А я слежу, чтоб кто-то не обидел тебя, родная моя мамочка.Поверь мне , я все про всех все знаю,Кто как живет и думает порой.На осуждение я не обижаюсь ,Здесь нет обид , здесь счастье и покойИ в трудный час , родная моя мама Ты только взгляд на небо подними .

И ты увидишь я всегда с тобой рядомЯ ангел твой и Бог тебя хранит!Пусть доброта твоя границ не знает ,Пусть скорбь твоя сердечко не черствит Любовь и доброта твоя мир спасают Сумей прожить так – душу не чернить Чем больше дел хороших совершаешь Тем ближе к Богу продвигаешь путь Поступком добрым мне ты помогаешь Старайся с этой тропки не свернуть Не изводи тоской себя,родная,Я рядом каждый день и час Через тебя три слова скажу близким

“Оберегаю , помню , люблю вас “

Татьяна

Надежда Страданье, боль, отчаянье, тоска В душе лежат тяжелым грузом, И с этой ношей я совсем одна, Потеря сына всё сковала стужей. Невыносимо , тяжко, тяжело, Принять сей крест , нести его по времени. Хоть и бывало прежде нелегко, Но боль утраты в прошлом не в сравнении. И эта боль в душе не лечится, Лекарство не придумали ещё.

Не тело, а душа вся искалечена, Точнее , что осталось от неё. Не изводи тоской себя ,родная, Ведь ты же знаешь ? просто час пришёл. Не умер я, душа не умирает. Побыл в гостях и вот домой ушёл. Здесь по-другому всё, душа моя спокойна, Лишь только больно на тебя смотреть. Не изводи себя, что не с тобой я, От этой боли можно и сгореть.

Ты прячешь слёзы, чтоб никто не видел, Лишь только их не скроешь от меня, А я слежу, чтоб кто-то не обидел тебя, родная моя мамочка.Поверь мне , я все про всех все знаю,Кто как живет и думает порой.На осуждение я не обижаюсь ,Здесь нет обид , здесь счастье и покойИ в трудный час , родная моя мама Ты только взгляд на небо подними .

И ты увидишь я всегда с тобой рядомЯ ангел твой и Бог тебя хранит!Пусть доброта твоя границ не знает ,Пусть скорбь твоя сердечко не черствит Любовь и доброта твоя мир спасают Сумей прожить так – душу не чернить Чем больше дел хороших совершаешь Тем ближе к Богу продвигаешь путь Поступком добрым мне ты помогаешь Старайся с этой тропки не свернуть Не изводи тоской себя,родная,Я рядом каждый день и час Через тебя три слова скажу близким

“Оберегаю , помню , люблю вас “

Татьяна

Татьяна Надежда Страданье, боль, отчаянье, тоска В душе лежат тяжелым грузом, И с этой ношей я совсем одна, Потеря сына всё сковала стужей. Невыносимо , тяжко, тяжело, Принять сей крест , нести его по времени. Хоть и бывало прежде нелегко, Но боль утраты в прошлом не в сравнении. И эта боль в душе не лечится, Лекарство не придумали ещё.

Не тело, а душа вся искалечена, Точнее , что осталось от неё. Не изводи тоской себя ,родная, Ведь ты же знаешь ? просто час пришёл. Не умер я, душа не умирает. Побыл в гостях и вот домой ушёл. Здесь по-другому всё, душа моя спокойна, Лишь только больно на тебя смотреть. Не изводи себя, что не с тобой я, От этой боли можно и сгореть.

Ты прячешь слёзы, чтоб никто не видел, Лишь только их не скроешь от меня, А я слежу, чтоб кто-то не обидел тебя, родная моя мамочка.Поверь мне , я все про всех все знаю,Кто как живет и думает порой.На осуждение я не обижаюсь ,Здесь нет обид , здесь счастье и покойИ в трудный час , родная моя мама Ты только взгляд на небо подними .

И ты увидишь я всегда с тобой рядомЯ ангел твой и Бог тебя хранит!Пусть доброта твоя границ не знает ,Пусть скорбь твоя сердечко не черствит Любовь и доброта твоя мир спасают Сумей прожить так – душу не чернить Чем больше дел хороших совершаешь Тем ближе к Богу продвигаешь путь Поступком добрым мне ты помогаешь Старайся с этой тропки не свернуть Не изводи тоской себя,родная,Я рядом каждый день и час Через тебя три слова скажу близким

“Оберегаю , помню , люблю вас “

Источник: http://www.woman.ru/psycho/medley6/thread/3952937/

Как пережить смерть близкого: способы унять тоску и страдание

Можно ли умереть от тоски по умершему

Скорбь по умершему проявляется тоской и душевной болью, затуманивающей сознание. Такие чувства сопровождаются сильнейшими переживаниями, которые порой наш разум отказывается принимать. Шок и глубокое потрясение навсегда оставляют шрамы на душе.

Реакция на смерть человека

Психологи разделяют переживание скорби на несколько этапов. Периоды совпадают с датами поминовения умерших в православии. То, как преодолевает этот путь близкий, зависит от его пола, возраста, характера, здоровья, силы духа и эмоциональной связи с покойным.

  1. Шок и потрясение. Период отрицания произошедшего в момент получения печального известия.
  2. Ярость и гнев. Родственники умершего ищут виноватых. Они переживают и гневаются на себя, что не предотвратили случившееся горе.
  3. Чувство вины. Люди понимают, что мало времени уделили покойному, не попросили прощенье или редко приходили в гости.
  4. Депрессия. Человек начинает скучать, скорбеть и появляется чувство безысходности.
  5. Принятие. Печаль постепенно растворяется, заставляя жить дальше без умершего.

Тоскующий не может сразу понять и принять факт смерти. Будь то потеря мамы, отца, брата, мужа, жены, бабушки, любимого деда.

При поддержке лучшего друга и родственников скорбящий постепенно отпускает ситуацию, храня в памяти прекрасные моменты, проведенные вместе.

Как справиться с тоской по умершему

Тоска по умершему сопровождается разными чувствами. Они зависят от того насколько сильно любили человека, погрузившегося в вечный сон. Родственники начинают плакать, грустить, злиться и переживать. Им предстоит провести процедуру похорон, пытаясь совладать с чувствами скорби, печали.

Терять близких всегда тяжело, особенно если смерть настигла сына или дочь. Хоронить собственного ребенка — трагедия для родителей. Их сердце наполняется большой скорбью, с которой не все справляются самостоятельно. Отпустить умершего помогают рекомендации родных, психологов или священников.

Советы психологов

Люди по-разному переживают горе смерти любимых. Одни пытаются убежать от реальности, изолируясь от общества. Другие бросаются в работу, стараясь забыть о печальном событии. Иногда они не в силах справиться со скорбью самостоятельно, поэтому естественное состояние печали переходит в клиническую патологию, требующую помощи психолога. Специалисты советуют в данный период по умершему:

  • принимать соболезнования, не сдерживая своих чувств;
  • скорбеть, плакать для снятия эмоционального напряжения;
  • не избегать общества;
  • не отказываться от поддержки друзей, родственников;
  • выражать чувства с помощью творчества — живопись, музыка и т. д.;
  • заботиться о своем здоровье, не забывать о регулярном питании, свежем воздухе, здоровом сне.

Друзья и близкие должны поддержать скорбящего и следить за его состоянием. Отпускание умершего происходит постепенно.

Человеку в трауре необходимо пройти все стадии, но через время вернуться в реальный мир, жить дальше ради дорогих ему людей.

Помощь церкви

Верующие прихожане убеждены, что Ангелы Хранители сопровождают душу при жизни и после смерти, оберегая ее в другом мире.

Потеря родного человека, даже если умерла бабушка или дедушка в преклонном возрасте, всегда большой удар для членов семьи, независимо от причин смерти: длительный недуг и лечение в больнице, естественный процесс старения организма или трагическая случайность, когда человек погибает в аварии или при других обстоятельствах. Но родственникам, пребывающим в скорби необходимо взять себя в руки и совершить обряды по захоронению, провести покойного в последний путь.

Нуждаетесь в совете специалиста?Получите консультацию эксперта онлайн.
Задайте свой вопрос прямо сейчас!

Иногда избавиться от тоски по умершему помогает церковь. Здесь люди обретают успокоение, постепенно принимая уход близкого из жизни.

Священники объясняют членам семьи, что такое смерть и как душа переходит в другой мир. Будучи в скорби, человек может постоянно посещать могилу умершего, хранить его вещи, не менять обстановку в доме, не осознавая случившегося.

Такое состояние постепенно разрушает личность, доводя его до суицида.

Священники объясняют, что смерть — временная разлука. Душа отправилась к Богу и пребывает в спокойствии, умиротворении. Лучшим способом помочь покойному является молитва. А вот для живых нужна помощь близких.

Священнослужители убежденны, что траур по умершим длится в течение года, после чего скорбящий постепенно возвращается к жизни.

Как вести себя окружающим с человеком, переживающим смерть близкого

Траур по умершим — естественное эмоциональное состояние, когда люди теряют родственника или друга. Попытки переубедить или доказать смерть на этапе потрясения, вызывают у скорбящего шок, перерастающий в патологическое состояние. Мозг включает защитную реакцию отрицания реальности. В этот период будьте рядом, дайте время осознать случившееся.

На стадии гнева не удерживайте человека от битья посуды и криков. Пусть будет открытая агрессия во время скорби по умершему, чем попытки навредить себе. В период депрессии будьте всегда рядом, проявите особую внимательность к тому, кто переживает горе.

Позвольте ему плакать, скучать по умершему, молиться и постепенно избавляться от депрессивного состояния. Следите за его питанием и здоровьем. На стадии принятия поддержите его начинания или посоветуйте занятия, улучшающие настроение.

Напомните скорбящему о дорогих ему людях, нуждающихся в общении, заботе, внимании.

Как понять, что требуется помощь специалистов

Пережить похороны — не самое тяжелое испытание, ожидающее родственников после смерти человека. Утрату нужно осознать и понять, как быть.

В некоторых ситуациях скорбящий не может пережить трагедию, ему необходима помощь специалистов. В психологии выделяют особый вид тоски по покойному, требующий вмешательства врача.

Главными признаками для беспокойства во время скорби по умершему являются:

  • постоянные навязчивые мысли о бессмысленности жизни;
  • затяжная депрессия, наблюдающаяся после годовщины смерти;
  • изоляция от окружающих;
  • отрицает скорбь и случившееся;
  • неадекватные реакции на происходящее.

Внимательно относитесь к проявлениям тоски по умершему, помогайте человеку выйти из депрессии. При первых же признаках психического расстройства обратитесь к специалисту за советом.

Если ситуация во время скорби накаляется, воспользуйтесь услугами психолога.

Можно ли умереть от тоски по умершему

Появление на свет новой жизни большая радость. А вот потеря родного опустошает, разрушает и убивает. Скорбь вызывает не физическую боль, а духовную.

Тоска является проявлением постоянной глубокой печали, провоцирующей наступление депрессии. Пребывание скорбящего в подобном состоянии влечет за собой нарушение психосоматики. В дальнейшем без помощи специалиста у тоскующего по умершему родственника или друга начинают развиваться физиологические проблемы. Чаще всего возникают заболевания сердечно-сосудистой системы.

Длительная депрессия вызывает стресс в организме, сопровождающийся спазмами или повышенным давлением. В таких случаях пациенту необходима помощь врачей с дальнейшей госпитализацией и медикаментозным лечением больного. Если вовремя не обратиться к специалисту, человек в трауре может скончаться. Причиной в данном случае будет чувство тоски по умершему.

Скорбь — естественное состояние близких, друзей, потерявших родного и любимого. Иногда они не в силах справиться с горем самостоятельно, обращаются за помощью специалистов или ищут отраду в церкви.

Это нормально, ведь чувство тоски по покойному толкает на необдуманные поступки или приводит к печальным событиям.

Если в вашей семье случилось горе, постарайтесь преодолеть скорбь и научитесь жить, сохранив в памяти светлые моменты об умершем.

Статья проверена редакцией сайта

Источник: https://sorokoviny.ru/pohorony/skorb-po-umershemu

Плакать по умершему – мера православного плача

Можно ли умереть от тоски по умершему

Часто мы видим, как безутешны христиане, потерявшие близкого им человека, словно не христиан хоронят они, словно нет Царства Небесного и не будет всеобщего воскресения. Бывает, наоборот, что смерть близких никак не трогает очерствелые людские сердца.

И то и другое поведение противоестественно человеческой природе, что показал Богочеловек, прослезившись над другом, «образы нам предлагая сердечныя любве».

 Преподобный Андрей Критский, творец процитированной песни канона, раскрывает её смысл в «Беседе на четверодневного Лазаря»: «Прослезился Иисус.

И тем показал пример, образ и меру, как мы должны плакать по умершему Прослезился, видя повреждение нашей природы и безобразный вид, какой дает человеку смерть».

То же и святитель Василий Великий: Христос «в некоторую меру и пределы заключил необходимые страстные движения, предотвращая несострадательность, потому что это зверонравно, и не дозволяя предаваться скорби и проливать много слёз, потому что это малодушно»

Мы можем сомневаться в чем угодно: будет завтра пасмурно или ясно, будем мы здоровы или заболеем, будем богаты или убоги, но в одном нет никакого сомнения – мы все рано или поздно предстанем пред Богом. Умирание есть «путь всея земли».

Но, зная это, при потере близких людей мы все равно испытываем скорбь. И это по человеческому естеству понятно и объяснимо.

Ведь даже когда мы просто расстаемся с любимыми на время, мы грустим, печалимся, начинаем плакать по умершему, и уж тем более, когда предстоит последнее расставание в земной жизни.

Сам Господь Иисус Христос, когда пришел в дом Своего умершего друга Лазаря, воскорбел духом и прослезился, так Он любил его. Но люди верующие имеют великое утешение, которое помогает им пережить кончину близких, – молитву за своих усопших. И эта молитва, как нить, соединяет нас и мир людей, уже ушедших.

Каждый, кто теряет близкого человека, задается вопросом: «Что я могу еще сделать для своего любимого?» И действительно, когда наши близкие заболевают, мы спешим на помощь, идем в больницу, покупаем продукты, лекарства; если они находятся в какой-нибудь другой беде, тоже помогаем, чем можем. И в этом сочувствии выражается наша любовь, соболезнование им.

Но человек усопший не менее, а может быть, даже более нуждается в нашей заботе.

Человек не исчезает как личность со смертью мозга и остановкой сердца. Кроме тела (временной оболочки) он имеет вечную, бессмертную душу. «Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22: 32). И именно душа составляет сущность человека. И мы любим (если действительно любим) близкого не за красоту тела и физическую силу, а за качества души.

Ум, доброта, характер, любовь – все это качества души нашего близкого, то, что составляет его образ. Тело есть одежда человека, оно стареет, болеет, изменяется, с ним происходят необратимые процессы. Иногда, глядя на останки, лежащие в гробу, мы не можем даже узнать в них знакомый облик, так изменяется покойник. А душа не имеет возраста, она бессмертна.

Недаром говорят: «Он молод душой», – а человеку уже давно за 60.

Раз наш ближний бессмертен, он и там, за чертой земной жизни, нуждается в нашей помощи и поддержке. Итак, чего он от нас ждет, и чем мы можем помочь ему?

Ничто земное, конечно, уже не интересует усопших. Дорогие надгробия, пышные поминки и прочее не нужны им. Нужно им только одно – наша горячая молитва о упокоении их души и о прощении их вольных и невольных грехов. Сам умерший за себя помолиться уже не может. Святитель Феофан Затворник говорит, что усопшие нуждаются в молитвах, «как бедный в куске хлеба и чаше воды».

Молиться, каяться в грехах, приступать к таинствам Церкви мы должны в нашей земной жизни, и она дается нам как подготовка к вечной, а когда человек умирает, итог его жизни уже подведен, он не может никак изменить ее к лучшему.

Усопший может только рассчитывать на молитвы Церкви и тех, кто знал и любил его при жизни. И по молитвам родственников, друзей Господь может переменить участь усопшего. Свидетельством этому – бесчисленные случаи из Предания церковного и житий святых.

В древнем житии святителя Григория Двоеслова описан удивительный случай. Святитель возымел дерзновение молиться о упокоении жестокого гонителя христианства – императора Траяна.

Но Траян ведь не только воздвиг гонения на христиан (ибо не ведал, что творил), он был справедливым и милосердным правителем, имел большую заботу о бедных своих подданных. Святитель Григорий узнал, что император защитил вдову в бедственном положении, и принял на себя подвиг молиться за него.

От Бога ему было открыто, что молитва его принята. Пример этот (и многие другие) является большим утешением и окрыляет нас в наших молитвах за усопших. Даже если усопший был далек от Церкви, он может получить облегчение своей участи по усердной, слезной молитве близких.

Еще один очень важный момент: если человек, который ушел от нас, не жил церковной жизнью, или мы знаем, что жизнь его была далека от заповедей Божиих, любящие родные должны особенно внимательно отнестись к своей собственной душе.

Мы все взаимосвязаны с родными, близкими, как части единого организма: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12: 26). Если какой-то орган бездействует, у человека обостряются другие чувства, другие органы берут на себя дополнительную нагрузку, его функции.

И если наш близкий не успел что-то сделать в духовной жизни, мы должны восполнить это за него. Этим мы будем спасать и свою душу и принесем великую пользу его душе. Есть такая военная песня о погибшем летчике, товарищ которого говорит, что он живет на земле «за себя и за того парня».

И наша жизнь за других, в память кого-то может выразиться в нашей усердной молитве, в стяжании христианских добродетелей, в щедрой милостыни о поминовении усопшего. Нужно больше молиться нежели плакать по умершему.

Очень часто бывает и такое, что люди, которые очень редко ходили в храм, жили жизнью беспечной, мирской, потеряв близкого человека, приходят в Церковь и становятся настоящими православными христианами. Жизнь их полностью меняется, через скорбь они приходят к Богу. И, конечно, всю жизнь потом молятся за своих усопших родственников. Пути Господни неисповедимы.

Люди верующие и люди далекие от Церкви совершенно по-разному воспринимают потерю близких. Иногда случается присутствовать на поминках нецерковных людей и наблюдать, какое это тягостное зрелище. Однажды я участвовал в отпевании известного врача-нейрохирурга и очень хорошего человека.

Господь забрал его еще нестарым, после внезапной скоротечной болезни, на пике его врачебной деятельности. И вот, когда начались траурные речи его коллег, можно было наблюдать, в какую растерянность и онемение повергает таинство смерти людей нецерковных.

Почти все считали своим долгом начать слово примерно так: «Какая ужасная несправедливость… Как рано и внезапно покинул нас покойный… Как много он мог еще сделать» и т. д. Понятное дело, что такие речи не могут принести утешения родным и близким усопшего, скорее наоборот, еще более усугубят их скорбь.

Даже если ты ни во что не веришь, ведь можно просто сказать добрые теплые слова в адрес друга и сослуживца. Отчего это происходит? Почему люди находятся в таком смятении перед лицом смерти и избегают даже упоминания, даже мысли о ней в повседневной жизни? От страха и неизвестности. Смерть страшит их, они не знают, что их ждет.

Есть ли жизнь там? Или мы живем только здесь, в материальном мире? Как готовиться к смерти и относиться к ней, для неверующих – тайна за семью печатями. Даже обычное для официальных речей пожелание: «Пусть земля ему будет пухом», – таит в себе подспудный вопрос: неужели это все: тело в землю – и далее ничего?

Со смертью близких люди, далекие от веры, часто впадают в отчаяние, уныние, черную тоску. Все, жизнь кончилась, если моего любимого человека более нет, он перестал существовать, жизнь больше не имеет смысла.

Нельзя сказать, что верующие не скорбят о кончине близких, но они относятся к смерти совсем по-другому. Христианская грусть светла, мы знаем, что человек живет вечно, что смерть – это только разлука, что его жизнь продолжается, но в ином качестве.

Знаем, что мы связаны с усопшим узами молитвы и любви. Мы не можем сказать: «Был человек – и нет человека». Если мы любили ближнего при жизни, то и по смерти продолжаем любить его. «Любовь никогда не перестает», – говорит апостол Павел (1 Кор. 13: 8).

Когда мне приходилось терять близких людей, у меня всегда оставалось ощущение разлуки, а не конца. Как будто они уехали куда-то очень далеко, но не навечно, не навсегда.

Чрезмерная скорбь еще потому недопустима, что она не только губит нашу собственную душу (уныние – один из восьми смертных грехов), но и не дает нам молиться за усопших. В душе человека унывающего образуется пустота, вакуум, он вообще не может ничего делать, тем более молиться.

А ведь наш близкий так нуждается в нашей помощи! И унынием, депрессией, тоской мы не только не поможем ему, но и, быть может, принесем страдания. Ради близких мы должны взять себя в руки, сколько можно успокоиться и все наши силы вложить в молитву. Особенно до 40-го дня человек усопший нуждается в усердных молитвах.

Нужно не плакать по умершему, а усердно молиться за человека.

Душа человеческая, покидая тело, испытывает беспокойство, страх: она привыкла обитать в своем доме долгие годы, она не знает, что ее ждет, куда определит ее Господь. После смерти человек дает ответ за всю свою жизнь, и здесь определяется его дальнейшая участь. И очень важно поддержать душу близкого человека поминовением на Божественной литургии, чтением Псалтири, келейным правилом.

Очень часто родственники покойного думают, что, если они не покажут окружающим свою скорбь, все подумают, что они не любили усопшего, и можно наблюдать иногда просто душераздирающее зрелище с истерикой, причитанием и воем над покойником.

Особенно это практикуется в деревнях, где еще сохранились традиции особых плакальщиц. Люди сами доводят себя до полного исступления. Какая уж тут молитва?! Истинное горе, скорбь, как правило, проходят тихо и почти незаметно для других.

Бывает, что люди, слишком убивающиеся и рыдающие по усопшему, на самом деле больше жалеют самих себя: какие они теперь бедные, несчастные и одинокие.

Все эти традиции достались нам в наследство от языческих обрядов и, конечно, несовместимы с Православием.

А нам, православным христианам, нужно растворять свою скорбь с христианской надеждой, что если мы будем сами спасаться и спасать своей молитвой наших близких, то, смеем верить, нам предстоит встреча с ними там, в иной жизни. А если они достигнут Царства Небесного, то обязательно будут молиться там за нас.

о. Павел Гумеров, Антоний Поспелов

Источник: https://dishupravoslaviem.ru/plakat-po-umershemu-mera-pravoslavnogo-placha/

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий