Как люди живут с шизофренией

Как жить с шизофренией: советы больным с диагнозом и родственникам

Как люди живут с шизофренией

Психотерапевт высшей категории Олег Викторович

29651

Дата обновления: Март 2020

Не каждый человек знает, как жить с шизофренией. Окружающие стараются избегать общения с пациентом, у которого выявлено данное заболевание. Из-за этого его состояние может значительно усугубиться. На самом деле шизофрения не является приговором. Люди могут жить с таким заболеванием долгие годы. Им и их близким нужно лишь быть ознакомленными с информацией о психическом нарушении.

Как жить с диагнозом шизофрения

Нужно попытаться найти интересное хобби для себя и уделять ему как можно больше времени

Полностью вылечить патологию нельзя. Поэтому с момента развития шизофрении человеку приходится переживать периоды ее обострения и ремиссии.

При правильном и своевременном лечении психическое расстройство не имеет существенного влияния на социальную адаптацию человека.

Если пациент заинтересован в возвращении нормальной жизни, он должен научиться жить с таким диагнозом. В первую очередь ему нужно следовать несложным рекомендациям психиатров:

  • Не нужно сразу опускать руки. Очень важно в такие моменты не отталкивать от себя близких людей, так как их поддержка значительно повышает шансы на ремиссию;
  • Ни в коем случае не следует пытаться изолировать себя от окружающих. Эти меры лишь осложняют течение патологии;
  • Нет смысла отрицать существование болезни и отказываться от лечения. Такими действиями пациент наносит себе еще больший вред;
  • Необходимо позаботиться о ведении здорового образа жизни. Очень важно правильно питаться, заниматься спортом и выделять достаточно времени на отдых;
  • Следует отыскать занятие, которое сможет увлечь на долгое время;
  • Нужно избавиться от вредных привычек, так как они способствуют прогрессированию психического расстройства.

Существуют разные истории людей, которые благополучно живут нормальной жизнью даже несмотря на свой диагноз. Это значит, что победу над болезнью можно одержать, если следовать советам и предписаниям лечащего врача.

Реабилитация больных шизофренией

Реабилитация пациента, который болен шизофренией, начинается с осознания своей болезни. Ни один врач не сможет помочь человеку, который не принимает диагноз и категорически отказывается от терапии.

Специалист в обязательном порядке объясняет пациенту то, что шизофрения является хроническим заболеванием. А значит, заниматься ее лечением придется до конца жизни.

Человек с психической болезнью, которая имеет легкую форму, не нуждается в обязательной изоляции. С таким больным шизофренией не опасно находиться рядом, так как он не представляет серьезной угрозы для жизни. Пациент способен принимать участие в разных сферах общества, а также получать удовольствие от того рода деятельности, которым он занимается.

Люди с шизофренией вне периода ее обострения должны принимать лекарственные препараты, назначенные психотерапевтом. Они помогают предотвратить появление рецидива. С врачом нужно обсуждать вопросы частоты приема таких медикаментов и их дозировки. Самостоятельно принимать решения о прекращении терапии категорически запрещается.

Психотерапевтическое лечение потребуется больному, который переживает ремиссию заболевания. В нем обязательно должны принимать участие его близкие люди. Правильно проводимая реабилитация позволяет избавиться от выраженных симптомов шизофрении и способствует социальной адаптации пациента.

Психосоциальная реабилитация

Квалифицированный специалист на групповых занятиях поможет справляться с социальными и другими проблемами

Многие мужчины и женщины жили с психическим расстройством десятилетия и дольше. Особенно долго живут люди с шизофренией, которые ответственно относятся к своему лечению. Современная терапия при таком диагнозе направлена не только на подавления клинических признаков патологии, но также на формирование целостной личности человека, который способен вернуться к нормальной жизни.

Опытные врачи в ходе терапии и реабилитации обучают пациента правильно взаимодействовать с людьми из своего окружения. Они подсказывают ему, как вести себя в той или иной затруднительной ситуации.

Психотерапевтические курсы предусматривают несколько действенных форм работы с людьми, у которых имеются проблемы со стороны социальной адаптации. Им предлагается посещение групповых, индивидуальных и семейных тренингов.

Социальный тренинг направлен на обучение человека эффективно справляться со своим нарушением и избегать факторов, которые приводят к его рецидиву.

Пациент должен быть заинтересован в успешном проведении тренингов. Ему потребуется поддержка близких родственников и друзей, которым под силу вывести человека из болезненного состояния.

Трудоустройство

Пациенты часто спрашивают у психиатров о том, как можно жить с диагнозом шизофрения. Также актуальным вопрос остается о трудоустройстве человека с таким психическим нарушением.

Легкая форма шизофрении не сопровождается глубокой деформацией личности. При ее развитии не наблюдается потеря навыка к нормальному общению и выполнению простых действий. Поэтому больной не теряет трудоспособность.

Медики разрешают пациентам с шизофренией вне обострения продолжать заниматься привычной деятельностью. Но они рекомендуют существенно снизить нагрузку, чтобы избежать перенапряжения.

Если человек не может дальше продолжать выполнять свою работу, ему следует подыскать должность, за которой закреплены упрощенные задачи.

Сколько живут с шизофренией

При соблюдении всех врачебных рекомендаций и правильного образа жизни можно прожить до глубокой старости

Ответ на вопрос о том, сколько удается прожить человеку с шизофренией, напрямую зависит от ряда факторов. В первую очередь берется во внимание социальная адаптация пациента и его желание бороться с психическим заболеванием.

Значительно сократить продолжительность жизни пациента с шизофренией может отказ от лечения. Также влияние оказывает течение другого тяжелого заболевания, которое с трудом поддается терапии.

Трудности в общении

Родственникам шизофреника не всегда понятно, как вести себя с человеком, заболевшим психическим расстройством. Это одна из причин, почему люди предпочитают отстраняться от общества больного, так как при контакте с ним они ощущают неловкость. Не исключается и страх, так как окружающие не понимают, чего именно им следует ожидать от человека с диагнозом шизофрения.

Сложнее всего наладить контакт с пациентом, который переживает обострение шизофрении. При ремиссии он совершенно безопасен для общества.

Близкие люди шизофреника должны научиться адекватно реагировать на его поведение, стараться поддерживать в начинаниях и проявлять интерес к увлечениям больного. Нет смысла обижаться на него в проблемных ситуациях, так как он сам не способен отдавать отчет собственным действиям.

Как побороть чувство тревоги

При возникновении внутреннего дискомфорта, можно сделать водные процедуры

Шизофрения сопровождается тревожным состоянием, которое нередко и приводит к ее обострению. Поэтому мужчинам и женщинам, склонным к психическим расстройствам, требуется научиться бороться с ним. Ни в коем случае нельзя поддаваться тревоге, так как она оказывает влияние на поведение человека и его мысли не самым лучшим образом.

Пациенты, которые уже точно знают, как живут с психическим нарушением, выполняют следующие рекомендации по борьбе с тревогой:

  1. Следует своевременно обращать внимание на тревожные мысли.
  2. Желательно составлять для себя перечень ситуаций, в которых вы ощущаете сильную тревогу. Сразу же нужно найти способы быстрого выхода из затруднительных положений.
  3. Если тревога настигла в общественном месте, нужно найти уединенный уголок и попытаться успокоиться. Не стоит пытаться убежать от толпы, так как из-за этого состояние лишь ухудшается.
  4. Настоятельно рекомендуется отказаться от приема наркотических вещества, алкогольных напитков и кофе. Они лишь усиливают чувство тревоги.
  5. Желательно отыскать для себя приятного человека, беседы с которым помогают максимально успокоиться.

Хорошо помогает справляться с тревожными состояниями релаксация. Сеансы медитации желательно проводить под негромкую успокаивающую музыку. Расслабиться и успокоить мысли также помогает теплая ванна.

Правильное поведение

Выбирать тактику лечения шизофрении необходимо с лечащим врачом, который имеет опыт работы с людьми с психическими нарушениями. Специалист должен полностью контролировать весь курс. Самолечение при такой патологии является недопустимым, так как самостоятельно справиться с признаками заболевания невозможно.

Вся ответственность за выбор лечебного курса лежит на враче. Пациент и его близкие имеют право участвовать в выборе методик, которые способствуют достижению ремиссии.

С врачом обсуждается уровень, на котором родственники и друзья пациента будут принимать участие в его терапии. Они должны обеспечить здоровые отношения в семье, так как те имеют большое влияние на успешность лечения.

Пациента с шизофренией требуется постоянно контролировать. Не стоит оставлять его одного, особенно во время обострения болезни.

Помощь со стороны семьи

Контролировать каждый шаг человека с психическим расстройством не надо, лучше за ним просто приглядывать

Пациент не должен переживать обострение шизофрении в одиночестве. В эти моменты он больше всего нуждается в поддержке и опеке близких людей, которые являются его семьей.

Забота о больном должна быть в меру. Не стоит слишком сильно опекать шизофреника, так как это может лишить его всякой самостоятельности, что отрицательно сказывается на течении патологического процесса и выздоровлении.

Пациент может говорить словами, которые непонятны его родственникам. В этом случае стоит предложить ему послушать вместе музыку или заняться рисованием. Так у человека появится возможность выразить свои мысли в другом виде.

Каждый член семьи, который проживает в доме с больным шизофренией, должен контролировать свои слова и поведение.

Не стоит показывать ему свое отчаяние, так как это отрицательно скажется на его общем восприятии ситуации. Родственники шизофреника должны быть готовы к появлению обострения болезни.

Им следует обдумать план действий при такой ситуации, чтобы иметь возможность своевременно помочь человеку в непростом положении.

Близкие пациента с психическим нарушением должны ответственно относится к своей роли в его жизни. Ведь именно их действия и поддержка имеют влияние на процесс выздоровления человека и успешность его адаптации к социальной жизни.

Медикаментозное лечение

Добиться устойчивой ремиссии без приема лекарственных препаратов практически невозможно. Весь курс лечения пациента с шизофренией должен сопровождается применением медикаментозных средств, действие которых направлено на устранение тревожности и других симптомов психического расстройства.

Если шизофреника беспокоит чувство тревожности, то помочь ему справиться с ними могут седативные препараты, бета-блокаторы и антидепрессанты.

Категорически запрещается самостоятельно подбирать препараты для устранения чувства тревоги. Правильное лечение медикаментами может назначить только грамотный специалист.

Благодаря медикаментозной терапии пациенты лучше справляются с симптомами шизофрении, которые их беспокоят. Также она сокращает количество рецидивов болезни.

Сильнодействующие препараты назначаются больным при тяжелом течении психического расстройства. Если же заболевание характеризуется незначительными симптомами, то пациентам удается обходиться психотерапией.

Источник: https://mozg.expert/shizofreniya/kak-zhit-s-shizofreniey/

Как жить с шизофренией: как жить с больным шизофренией, случаи болезни

Как люди живут с шизофренией

О том, что живут шизофреники в среднем меньше, болеют чаще, качество жизни у них обычно низкое, а настроение ещё ниже, читатель наверное уже слышал. Вопрос же о том, как жить с шизофренией не имеет особого смысла. Во всяком случае, в таком виде. За самим термином скрывается целый ряд синдромов, а уж симптомов — воз и маленькая тележка.

Расстройство бывает разных типов и протекает различным образом. На кого-то, есть такие везунчики, серьёзных ограничений состояние не накладывает. Чаще всего хоть и не совсем хорошо, но вполне сносно живут люди с диагнозом «Паранойяльная шизофрения с сензитивным бредом отношения».

Такая форма имеет хронический вид и представляет собой нечто среднее между паранойей и депрессией. Могут нормально жить и больные параноидной шизофренией. Не все случаи шизофрении такого типа связаны с серьёзными синдромами бреда, галлюцинациями. С течением времени люди умудряются приноровиться к своим особенностям и выполнять какие-то необходимые дела.

Конечно, этого нельзя сказать про острую форму злокачественного проявления расстройства.

Жить с шизофренией можно, что уже доказано на практике многими людьми

3 важных этапа

Если мы говорим о том, как живут люди с шизофренией, то у нас есть три основных этапа.

  1. До госпитализации.
  2. Во время стационарного лечения.
  3. После выписки, в период амбулаторного наблюдения.

Это всё, конечно же, не этапы патогенеза, а жизнь с шизофренией в виде своих собственных, фактических периодов. Отметим, что госпитализации может и не быть, но мы рассматриваем усреднённый классический вариант.

До попадания в больницу

Это самый поганый период. Люди с шизофренией и их родственники ещё и сами не знают, что с ними и почему. Родные могут думать, что это они на себя напускают.

Если больной молод, то его ещё и трясут на предмет того, а не наркоман ли он часом. Он бредит, а это принимаются за фантазии. Если он взрослый и пьёт, то считают это пьяным бредом.

А каким же ещё? В России не две, а четыре проблемы, не только дураки и дороги, но ещё воры и алкоголизм. Про шизофрению так сразу не думают обычно.

До госпитализации родные не понимают, что происходит с их близким человеком

Проблема тут в том, что уже тогда, когда пора в больницу, а диагноз просто витает в воздухе, всё равно до последнего надеются, что отпустит. И вот в чём фишка… Некоторых, мало кого, но кого-то и вправду отпускает.

Шизофрения это то, что совершенно никакому прогнозированию не поддаётся, а откуда такая уверенность в наличии классическим схем прогрессии болезни понять трудно. Отпускает, потом может и опять накроет. Но лет так через пять. А в психушку всегда можно успеть. Она уж точно никуда не денется.

Такого не напишут ни в одной статье по теме психиатрии, но мы берём на себя смелость. Невозможна однозначная оценка ситуации с моментом обращения к врачам. Мнение о том, что помощь необходима даже на ранних стадиях, ещё до дебюта, справедливо. Правильное мнение.

Но и то, что спешить некуда — не менее правильное. К примеру, галлюцинации испытывает намного больше людей, чем можно себе представить, но ничем страшным это не кончается. Ну была слуховая галлюцинация, к примеру. Не повод для печали.

А вот когда они появляются постоянно, а сам больной верит в реальность источника звука, то это уже критерий нужности лечения.

Когда всё — сознание уже не справляется, то надо попасть к психиатру. Но и это делают не все. А вот это уже большое самовредительство…

В это время ломаются семьи. Ещё даже не встал вопрос, как жить с больным шизофренией, никто не знает, что это происходит такое. Диагноза ещё нет.

Больные теряют работу, начинают пить, занимаются дьявольским самоуничтожением, не обязательно непосредственно суицидом, боятся. Живут в страхе, при упавшем аффекте. Обычно при F20 он снижается — никакой эйфории.

Если только тяга возбужденно что-то рассказывать, но и то длится она не очень долго.

Стоит увидеть:  Аутизм и шизофрения

Никто не знает, почему человек болеет шизофренией. Зато точно известно, что ничего не известно. Если бы причину можно было установить, то её бы уже давно выявили. Поэтому саму неизвестность, неопределённость, неясность нужно принимать в качестве данности и поступать по обстоятельствам, в меру своих сил и возможностей.

Никто не может определить точную причину шизофрении

В период лечения

Если больница большая и хорошая, то в ней есть отделение первого эпизода, а в палатах стараются собирать людей одной возрастной группы. Антипсихотики и другие средства не очень похожи на витаминки, но в основном страсти по побочным эффектам раздуты и сформированы ещё во времена препаратов первого поколения. Современные «поумнее», многим помогают.

Тут рассказывать нечего. Лечатся в основном медикаментами. Могут быть назначены ещё и самые разные процедуры. Зависит от врача и базы лечебного заведения.

Не бойтесь, граждане! Лоботомию и такой электрошок, как в романе «Пролетая над гнездом кукушки» не применяют. Какие-то репрессивные меры возможны лишь в качестве способа терапии, но сейчас и они ушли в прошлое.

Не обидят там, всё будет хорошо.

В конце лечения врач может сам спросить о нужности группы инвалидности, может не спросить, а может отказать в написании даже направления на комиссию. Врачи тоже непредсказуемы. Комиссия может быть разной и процедура получения всех бумаг тоже. Она проходит стационарно и длится месяц.

Но в результате может возникнуть готовое заключение о степени трудоспособности с присвоением группы, а может появиться и направление на другую комиссию, которая группу уже и присвоит, но всего за один визит, сделав это по результатам обследования. А потом нужно будет топать ещё и в пенсионный фонд, где по группе уже будут назначать пенсию.

Дальнейшее с шизофренией уже не связано. Какую группу присвоили, такую и назначат пенсию. Группы бывают рабочими и нерабочими. Если третья, то рабочая А первая и вторая может быть и такой и другой. Сама же пенсия может быть социальной или учитывающей общей трудовой стаж.

Если комиссия проходит в больнице и там присваивают группу, то потом самое трудное в ПФ. Особенно для лиц с серьёзным расстройством.

Как правило, назначается медикаментозное лечение шизофрении

Обычно всё это становится актуальным только после второго попадания в больницу. После первого ничего такого пенсионного ждать не приходится. Хотя всё зависит от степени тяжести. Может быть и такое, что первый эпизод уже лишает больного надежды на светлое будущее.

Особенно возрастает вероятность получить группу, если у больного есть деньги. Не удивляйтесь, взятки кто-то не берёт, а кто-то берёт. За всех психиатров ручаться трудно. Известны случаи, когда у людей шизофрения с самого детства, а никакой инвалидности они никогда не получали.

А кто-то пару раз увидел крокодила в своей ванной и уже получает по первой группе.

Если же группа не нужна, то лечиться следует в частных клиниках. Написать направление на комиссию там тоже могут, но если больной просит. А не просит, то про его диагноз никто может и не узнать.

Поставлен диагноз «шизофрения», как жить дальше?

Тут есть два пути. После выписки в течение долгого срока нужно употреблять какие-то препараты. Ну и плюс к тому — беседовать с психиатром, но уже в поликлинике, а не в больнице.

Одни это делают, а другие бросают. По разным причинам — чувствуют, что тупеют и становятся слишком вялыми, испытывают головные боли или потерю либидо.

У большинства таких отказников второй эпизод не заставляет себя долго ждать.

После лечения всё становится немного яснее. Даже самый убеждённый в реальности, оправданности, правильности своих идей всё равно в какой-то мере понимает, что он болен и лежал в больнице не просто так, и диагноз ему поставили не из чувства мести, а по факту расстройства. По крайней мере хоть какое-то понимание возникает.

Стоит увидеть:  Паранойяльная шизофрения

Отношения с членами семьи могут и не улучшиться, но и тут они вспоминают время от времени, что если возникнет обида, то на больного человека.

Жить с шизофренией можно, но при этом не стоит забывать о лечении у психиатра, а также об использовании лекарственных средств

Сам шизофреник

Можно ли жить с шизофренией? Бог его знает. Ну давайте попробуем, мы же ничего не теряем.. Что делать больному? Типов, видов и подвидов, сочетаний синдромов очень много, но всех больных можно разделить на три типа.

  1. Те, кто даже мысли не допускает о том, что это бред, больные идеи, искажённое восприятие. Вот он уверен, что его мысли слышны окружающим и хоть кол на голове теши. Антипсихотики могут помочь от галлюцинаций, но сама идеология им неподвластна. Говорить о том, что им делать смысла нет, поскольку они в плену своих иллюзий. Закрываем тему о том, что им делать. Мы имеем право только на то, чтобы думать, как их перевести в другие категории.
  2. Те, кто иногда понимает, что бред это бред, а голоса — это галлюцинации. Это иногда бывает двух видов. Понимание приходит только в период временной ремиссии. Когда он бредит, то всерьёз, но когда ремиссия — он понимает, что бредил. Это первый вид. А второй лучше. Больной слышит голос, но уже тогда понимает, что это всё игра интерпретаций его рассудка.
  3. Третий вид самый удивительный. В момент, когда включаются шизоидные процессы, они ничего не понимают и не хотят делать по отношению к голосам. Они прямо так вот и расщепляются. Одна часть в плену иллюзий, а вторая включается и каким-то усилием, наверное силы намерения, утихомиривает разбушевавшуюся часть. Это не получается, получается не всегда, почти никогда, но одна часть сознания уже восстала и борется за свои права. Третий вид лучше тем, что его проще научить игнорировать галлюцинации и отсекать болезненные идеи. Бороться с ними бесполезно — их нужно учиться не замечать. Просто понимать — этого мало, нужно ещё и конструктивно игнорировать.

Вот и весь ответ на вопрос о том, как жить с диагнозом шизофрения внутри своего мира. А в социальном смысле нужно приспосабливаться. Дали инвалидность — хорошо. Только на деньги, которые платят при второй и третьей группе прожить трудно. Нужно искать дополнительные источники дохода. Вообще не дали — нужно менять вид деятельности и выбирать тот, что окажется доступным.

В плане терапии можно всё. Но вот один совет, который видится вполне справедливым. Если речь идёт про психотерапию в период ремиссии, то проводить такую лучше при участии психотерапевта. А все остальные дела делать просто по той причине, что они нравятся.

К примеру, зададимся вопросом о том, может ли шизофреник молиться. Ну а почему нет? Все могут. Только не нужно читать молитвы от шизофрении. Это вредно уже в том смысле, что они декларируют наличие расстройства.

Любите Бога, вот и молитесь ему по этой причине, а не по той, что поставлен диагноз.

То же самое относиться к медитациям, йоге. В момент активности параноидных симптомов это просто не получится. Ну и зачем тогда напрягаться и ставить перед собой нерешаемые задачи? А если ремиссия устойчивая, то можно и практиковать. Только по принципу — пока это приятно и не доставляет дискомфорта.

С шизофреником сложно о чем-либо договориться, однако не следует оставлять попытки вылечить его от болезни

Помните, что однозначного ответа на вопрос о том, сколько живут люди с шизофренией нет.

Кто-то хоть до 100 лет, а кто-то покончит с собой уже в ходе второго эпизода. Надеяться будем на лучшее. Итак всё совсем плохо. Зачем усугублять картину? Мы никогда не узнаем, почему у людей шизофрения, даже депрессия.

Но мы знаем, что это не конец жизни.

Источник: http://psycholekar.ru/psihicheskie-rasstroystva/shizofreniya/entsiklopediya-shizofreniya/kak-zhit-s-shizofreniey.html

Рассказ шизофреника: как болезнь изменила всю мою жизнь

Как люди живут с шизофренией

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Как в тумане

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption Элис было 20 лет, когда начали проявляться признаки шизофрении

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Побочные эффекты

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

К новой жизни

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption В течение долгого времени Элис не могла говорить

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

________________________________________________________________

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Один из симптомов шизофрении – уход в себя, отключение от окружающей действительности

Несколько фактов о шизофрении:

  • Один из каждой сотни человек в Британии страдает шизофренией
  • Обычно болезнь проявляется примерно в 20 лет
  • Симптомы болезни делятся на позитивные и негативные. К позитивным относятся галлюцинации и мании, к негативным – отсутствие мотивации, замыкание в себе, отсутствие интереса к окружающей жизни. Негативные симптомы, как правило, более долгосрочны и труднее поддаются лечению.
  • Продолжительность жизни людей, больных шизофренией, на 15 лет меньше, чем у остальных

Источник: Rethink Mental Illness

_________________________________________________________________

Головокружительная карьера

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного “просела”. Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Image caption Так Элис выглядит сейчас

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков.

Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни.

К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

Источник: https://www.bbc.com/russian/society/2015/10/151021_schizophrenia_testimony

Как живется высокофункционирующему шизофренику

Как люди живут с шизофренией

У меня есть диагноз F20.0, параноидальная шизофрения. Но при этом я более или менее высоко функционирую. Работаю программистом в крупной компании Петербурга. Живу самостоятельно.

У меня было три психотических эпизода и две госпитализации. А мои симптомы можно сжато описать как “острая парафрения с чувственным и конфабуляторным бредом и синдромом Кандинского-Клерамбо”.

После последней госпитализации, я наконец принял решения принимать лекарства и с тех пор мои симптомы под полным контролем. Сейчас я все равно отличаюсь от других людей – я молчалив, замкнут, подчас нерешителен.

Пожалуй на этом список заканчивается.

Лекарства при шизофрении – это отдельная история. Про них много чего написано. Но нормальных лекарств, с минимумом побочных эффектов, в России всего два. На них можно работать.

На всех остальных работать практически невозможно. Если человек работает на каком-нибудь азалептине, это сродни подвигу. Элин Сакс, кажется, защитила диссертацию на азалептине.

Вы не представляете насколько это круто.

Ответ на вопрос “Как вам живется с шизофренией?” очень простой. Хреново живется. Как и с диабетом например, или с любым другим хроническим заболеванием. Шизофрения – хроническое и именно неврологическое заболевание. В мире полно фактов и доказательств, которые указывают на конкретные нарушения мозга. Я еще вернусь к этой проблеме.

Что вам посоветуют при встрече с шизофреником? Бежать, роняя тапки. Очень приятно и мило, конечно. Учитывая, как сильно нужна хоть какая-то социальная поддержка при этом заболевании. Шизофреники – одинокие, бедные, больные и несчастные. Самые бедные, самые одинокие и самые несчастные.

Это реальное одиночество. Не такое, знаете, “одиночество”, когда милый вашей душе парень или милая девушка с вами не разговаривает, но при этом у вас куча друзей, коллег, разрывается WhatsApp от сообщений, но вы все равно чувствуете себя немного в своей тарелке.

Здесь речь идет о полном одиночество. Отчуждение. Большинство людей его испытывает разве что в совсем преклонном возрасте, выйдя на пенсию и похоронив супруга. Да и то не всегда.

Одиночество и отчуждение, дисквалификация из людей – это то, почему многие вдобавок к шизофрении многие зарабатывают депрессию.

Иногда приходится даже выбирать – одиночество или отчуждение. Я перестал разговаривать со всеми знакомыми, которые так или иначе в курсе моего диагноза. Многие при встрече делают вид, что меня не знают. И слава богу. Некоторые же может и поговорили бы.

Но ведь я понимаю, что эти люди никогда не будут смотреть на меня как на человека. Как на равного. Для них я утратил человеческий облик. И это само по себе больно и обидно. Или ты испытываешь боль одиночества, или ты испытываешь боль от каждого взаимодействия. Я не знаю, что лучше, возможно я поступил так зря.

Опять же официальная психиатрия любит кивать на социальную изоляцию больных, и приписывать этот факт болезни. Да вы сходите, поговорите, озвучьте диагноз. Посмотрите на реакцию. И потом вообще – с годами мы все меньше заводим друзей. А все старые разбегаются, роняя тапки.

С новыми знакомыми я не говорю о своем диагнозе. Но увы это уже не тот уровень дружбы и не тот уровень близости.

Про заведение семьи. На том же пикабу встречал неоднократно эпитеты вроде “он решил не заводить семью, чтобы не передавать свои гены”. Но давайте просто исходить из реалий. Женщины все-таки стремятся найти мужчину более высокого или, на худой конец, равного им статуса. Статус психически больного крайне низок.

Мой возможный дейтинг пул – это во-первых одинокие мамы с ребенком. Причем самые отчаявшиеся, которым нужно, чтобы кто-то обеспечивал. И тут тоже – будешь странно себя вести или вылетешь с работы, что не так сложно с таким диагнозом, как все отношения прекратятся. Или девушки с серьезными психиатрическими проблемами.

Тут тоже – а буду ли я терпеть чужие заскоки, а будут ли терпеть меня, много рисков, много проблем. Да и потом, у женщин эти болезни протекают немного легче. Эстроген играет защитную роль. Поэтому высокофункционирующие женщины с психиатрическим заболеванием стремятся найти себе нормального.

Мужчины к тому же менее придирчивы и прихотливы в этих делах.

Вот и семьи и не заводятся. А вовсе и не потому, что кто-то там боится гены передать. Ну можно благородно себя подать, мол такой я хороший. А на самом деле и без детей никому не нужен.

Отдельного упоминания стоит “весеннее обострение”. Сейчас как раз весна на дворе. Я никогда не видел серьезной статистики на тему сезонных обострений.

И никогда не видел в зарубежной литературе, чтобы кто-то серьезно говорил про сезонные обострения. Возможно они есть. Я в них не верю.

Бывают такие формы шизофрении, когда обострения достаточно частые и происходят раз в полгода например. Так бывает. Весна или осень на дворе – мало релевантно.

Очень часто любят цитировать статистику, мол, количество совершаемых правонарушений и преступлений, совершаемых шизофрениками достаточно мало. Это правда.

То о чем реже говорят, количество дерьма, которое умудряется учудить психически больной, в разы меньше количества дерьма, которое ему приходится сожрать от общества. В 10 раз, в 100 раз. Не знаю точно. От этого лично у меня развились серьезные проблемы с эмпатией.

Хотя мой лечащий врач конечно с радостью отрапортует, что это негативный симптом шизофрении. Я не переживаю особо, когда кому-то плохо или если где-то там погибают люди.

Поговорим о неоднократно описанной здесь эдакой обобщенной сумасшедшей бабке-соседке, которая срет соседям под дверь. Одинокий нищий человек, сидящий в яме. И нет никакого выхода. Единственное развлечение такой бабки – это играть со своими таблеточками.

Вот я пью таблеточки, а сегодня мне хорошо и вот я не пью таблеточки. Психиатры тут постарались. Ввели такой термин, анозогнозия. Отсутствие инсайта в свою болезнь. Это очередной пример глупости всей этой науки.

Любой человек, слышащий голоса, наверное где-то догадывается что люди в целом голоса не слышат.

И то что многие шизофреники, в приступе психоза, стараются спрятаться куда подальше от людей, и в первую очередь от психиатрии тоже свидетельствует в пользу того, что понимание своего отличия от других есть. Также как и некоторое наличие так дорогой сердцу психиатра “критики”.

Бабке в общем нечего делать, кроме как сидеть и периодически съезжать с катушек. Игра такая. Ее я могу понять, но мне ее не жалко. Таблетки и помощь у нее под рукой. По какой-то статистике, 44% населения России хочет убрать шизофреников с глаз долой, закрыть где-нибудь и изолировать. Как будто мы и так недостаточно унижены, изолированы и лишены прав.

Так что вас мне тоже особо не жалко. Пусть вам срут под дверь. Но если вы нервничаете все-таки, “не убьет ли меня эта бабка ножом”, я вас немного успокою – очень маленькая вероятность, что шизофреник кого-то убьет, и даже если брать тех, кто поубивал, как правило убивают своих родственников и жен/мужей/детей. Боятся, так уж прям, не стоит, спите спокойно.

Городские сумасшедшие. Это люди с достаточно тяжелыми формами болезни, отказавшиеся от лечения. Потому что психиатрическая система не смогла и не убедила их в том, что лечиться необходимо. Это наглядный пример того, как психиатрия облажалась и не работала.

Каждый раз, когда я встречаю на улице городского сумасшедшего я мысленно шлю привет его лечащему врачу. У него есть лечащий врач, у него есть карточка, его хоть раз да забирали с улицы в больницу, его пичкали старыми, тяжелыми препаратами. Так или иначе приводили в сознание.

Но вот почему-то он опять на этой улице, бубнит себе под нос.

Вообще, если говорить о таблетках, закрыв глаза на побочные эффекты, позитивные, тяжелые симптомы шизофрении, бред, голоса, галлюцинации легко подавляются и глушатся.

Любой шизофреник, имеющий лекарства, и доступ к медицинской помощи, в состоянии контролировать свои симптомы и в целом не особо отличаться от обычного человека. То, что многие шизофреники таки отличаются – это очередной провал авторитарной психиатрической системы.

Психиатрия – это такой авторитарный импотент, причем насколько бесполезный, настолько и авторитарный.

У шизофрении имеются еще и негативные симптомы. Мало энергии, апатия, нарушение мышления. Негативные симптомы инвалидизируют. Проблема современной психофармакологии, что лекарств здесь практически нет. Из того, что есть – это, как ни странно, АЦЦ (NAC) в большой дозе. И еще отказ от глютена в диете. Последнее совсем, конечно, тяжело.

Заставьте человека, живущего на нищенскую пенсию, хлебушек не кушать. Здесь есть хорошие новости – пока в стадии исследований новый многообещающий препарат, MIN-101 (Roluperidone). Не могу сказать, что я страдаю от негативных симптомов, но кто его знает, что будет в будущем. Они могут нарастать с течением времени.

Так что я буду выходу этого препарата рад, хотя он первое время будет стоить как чугунный мост.

Наконец, когнитивные симптомы. Будете ли вы работать, или будете ли вы инвалидом зависит от вашей комбинации негативных и когнитивных симптомов. Страдает рабочая память, вербальная память, внимание, умения сосредотачиваться. Пока мне везет.

Из хороших новостей – когнитивный дефицит стабилен большую часть жизнь, где-то до 60 лет. То есть сильно хуже уже точно не будет. Меня не задело, или задело несильно. Но опять же, хочется быть умнее. Хочется, чтобы мне вернули то, что скорее всего так или иначе забрала болезнь. Говорят, где-то 10 IQ позиций.

Если мне вернут мои 10 очков IQ, то я перейду на другой уровень функционирования

С когнитивными симптомами все хуже. Нормальных лекарств нет. Нет и каких-то перспективных разработок.

Однако какие-то научные результаты есть, вроде недавнего исследования, когда ученые с помощью стимуляции электричеством временно смогли восстановить рабочую память пожилым.

Запрос у общества на когнитивные лекарства огромный. Человечество потихоньку стареет, мир усложняется. Что-нибудь, да придумают.

Лекарства от негативных и когнитивных симптомов – то чего я так жду и отчасти то, ради чего готов жить. 10 лет назад я бы не задумываясь покончил с собой как сделал, например, drum&bass музыкант Desimal.

Новые лекарства помогут огромному количеству шизофреников выйти на работу. А это все-таки и какая-никакая социализация, и какие-то деньги, и совсем другой уровень функционирования.

Понятно, что общество будет не радо, но когда оно было радо? У меня есть пара мыслей о том, как решить эту проблему.

Начать надо с психиатрии. Психиатрия имеет омерзительную историю вроде пыток холодной водой, изоляции, приковывания больных цепями, лоботомии, электрошока (ой не надо только мне рассказывать “что это все-таки помогает при тяжелой депресии и резистентной шизофрении”.

Многие вообще не восстанавливаются после сеансов). Вообще, наверное, психические заболевания – одна из самых позорных, гадких и вонючих страниц в истории человечества.

Сегодняшние психиатрические больницы – нищета, разруха, злой выгоревший нищий персонал, плохие старые лекарства, проссанные матрасы, уж извините, использование больных как стукачей и перекладывание обязанностей с персонала на больных. Огромная вонючая, обесчеловечивающая система.

Именно в психиатрической больнице ты впервые чувствуешь, как с тебя сдирают буквально “погоны” человечности. Как на тебе ставят клеймо, как ты превращаешься из человека в чужого.

Недавно была инициатива о том, чтобы классифицировать шизофрению как неврологическую болезнь. Надеюсь, это случится при моей жизни. Это врожденное достаточно тяжелое неврологическое заболевание будет наконец лечить невролог в поликлиннике. Или даже терапевт.

Мне кажется будет лучше – антипсихотики кто угодно в состоянии раздать, но может быть хотя бы количество диабета и ожирения в популяции шизофреников снизится. И жить они будут получше, когда врач будет думать об анализах. И в случае, не дай бог, обострения, больной будет спокойно ложиться в больницу. В нормальную больницу.

Где ему дадут обыкновенный больничный, который он спокойно принесет на работу.

В американской психиатрической библии, DSM-5, недавно отменили типы шизофрении. Раньше была параноидальная, гебефреническая, кататоническая и так далее. Теперь просто шизофрения. Оказалось, что с точки зрения прогноза эти ярлыки никакой пользы не несут.

Психиатрия наблюдала эту болезнь сотню лет, выделяла классы, типы течения, подклассы и подтипы течения и ничего. Психиатрия опять облажалась. Я думаю, что рано или поздно в психиатрии будет поставлена точка. Конечно, самый лучший способ, это отобрать у нее священную корову, шизофрению.

Психиатры никуда не денутся, конечно, переквалифицируются. Ну и пускай. Выучат хоть что-нибудь полезное.

А вслед за психиатрией под нож пойдет и вся отвратительная человеческая историия. Ведь даже язык дурацкий. “Сумасшедший”. Нельзя сойти с ума, можно только таким родиться. Насколько я знаю, проблемы возникают где-то в первом триместре беременности.

Тут я куда менее оптимистичен в своих прогнозах, но тоже очень надеюсь дожить.

[моё] Шизофрения Стигма Лекарства Общество Длиннопост Текст

Где-то год назад (по крайней мере, так пишет Пикабу) я опубликовала первый пост на тему психических заболеваний (а именно – шизофрении, которую мне поставили). Количество комментариев меня, конечно, удивило, что подтверждает мое мнение (да и не только мое), что нас таких с разными психическими приключениями много.

Некоторые люди просили написать подробнее про галлюцинации и про то, какие сложности возникают в жизни. Наверное, пришло время обновить пост.

Сразу скажу, что про галлюцинации и остальные аспекты я отвечаю исходя из собственного опыта и информации, которой я владею на данный момент. И да, я не врач, я пациент.

Сделаю его в формате вопросов-ответов.

Как выглядят галлюцинации? Как вообще понять, что это галлюцинации?

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_zhivetsya_vyisokofunktsioniruyushchemu_shizofreniku_6649138

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий