Депривационная ситуация

Депривационные ситуации

Депривационная ситуация

Помимо самой депривации, выделяется еще ряд терминов, связанных с этим явлением.

Депривационной ситуацией именуются такие обстоятельства жизни ребенка, когда отсутствует возможность удовлетворения важных психических потребностей.

Различные дети, подвергаемые одной и той же депривационной ситуации, будут вести себя различно и вынесут из этого разные последствия, ибо у них разная конституция и различное предшествующее развитие.

Например, изоляция – один из вариантов депривационной ситуации. Й. Лангмейер и З. Матейчек выделяют так же термин последствия депривации («депривационное поражение»), которым они называют внешние проявления результатов депривации, т. е.

поведение ребенка, находившегося в депривационной ситуации.

Если ребенок уже однажды побывал в депривационной ситуации, но это, к счастью, было недолго и не привело к грубым психическим отклонениям, то говорят о депривационном опыте ребенка, после которого он будет более закаленным или, к сожалению, более чувствительным.

Фрустрация, т. е. переживание досады и т. п. из-за блокады потребности,- это не депривация, а более частное понятие, могущее войти в общее понятие депривации. Если у ребенка отнимают, например, игрушку, ребенок может находится в состоянии фрустрации (к тому же обычно временной). Если ребенку вообще не дают играть длительное время, то это будет депривацией, хотя фрустрации уже нет.

Если ребенок в двухлетнем возрасте был разлучен с родителями и помещен в больницу, то на это он может дать реакцию фрустрации. Если же он остался в больнице год, да еще в одном и том же помещении, без посещения его родителями, без прогулок, без получения нужной сенсорной, эмоциональной и социальной информации, то у него могут появиться состояния, относимые к кругу депривационных.

Случаи краиней социальной изоляции могут привести к искажению и задержке психического развития лишь детей более или менее старшего возраста, способных уже обеспечить себе какое-то существование и выжить в тяжелых условиях. Другое дело, когда речь идет о маленьких детях или о грудных,- они обычно не выживают, лишившись человеческого общества, его заботы.

От социальной изоляции отграничивают сепарацию. Под последней чехословацкие исследователи понимают не только болезненное отделение ребенка от матери, но и всякое прекращение специфической связи между ребенком и его социальной средой. Сепарация может быть внезапной и постепенной, полной или частичной, короткой и длительной.

Сепарация – результат нарушения взаимного контакта, она отражается не только на ребенке, но и на родителях. У последних возникает тревожность и т. п. Если сепарация длится долго, то она переходит в социальную изоляцию, о которой говорилось ранее. Сепарация имеет большое значение для развития в ребенке определенных социальных установок.

Еще в 1946 году английский ученый Боулби опубликовал сравнительные данные о развитии 44 несовершеннолетних воров и такой же группы несовершеннолетних, но без антисоциальных тенденций. Оказалось, что у правонарушителей сепарация в детстве встречалась во много раз чаще, чем у сверстников без правонарушений.

Боулби считает, что сепарация затрагивает прежде всего эстетическое развитие личности и формирование у ребенка нормального чувства тревоги.

Одинаковые депривационные условия различно действуют на детей различного возраста. С возрастом меняются потребности ребенка, а также восприимчивость к их недостаточному удовлетворению.

В своей работе я попытался рассказать о разных видах психической депривации. Конечно, в чистом виде каж-дый из этих видов депривации можно выделить только в специальных экспериментах. В жизни они сущест-вуют в достаточно сложном переплетении.

Особенно трудно понять, как действуют отдельные депривационные факторы в детском возрасте, когда они наклады-ваются на процесс развития, включающий в себя и физи-ческий рост, и созревание нервной системы, формиро-вание психики.

Тем более трудно это в условиях воспитания в детском учреждении, когда различные виды депривации сопряжены или даже являются следствием материнской депривации, возни-кающей вследствие лишения ребенка с раннего воз-раста заботы матери, ее тепла.

О такой депривации можно говорить не только в отношении брошенных детей, детей-сирот, на длитель-ный срок помещаемых в клиники больных детей, но и тогда, когда мать эмоционально холодна или слишком занята на работе. Материнская депривация является сегодня важной социальной проблемой во всем мире, и наша страна не исключение.

Сейчас у нас много делается для детей, которые испытывают материнскую депривацию в ее крайних формах,– для детей, находящихся в домах ребенка, детских домах, интернатах. Но проблема начинает осо-знаваться и шире.

Многие призывают сегодня дать матери максимальную возможность быть дома с ребен-ком за счет увеличения послеродового отпуска, пере-хода на пятидневку в школе, на сокращенный рабочий день для матери, доплату отцу, чтобы мать имела воз-можность не работать.

Ландгмейер Й., Матейчик З. Психологическая депривация в детском возрасте., 1984

Пашина «Психологический журнал» № 2 1995

Буянов М. И. Беседы о детской психиатрии. М., 1994

Выготский Л. С. Основы дефектологии. Спб., 2003

Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М., 1995

Александр Сазанов, 2006 г.

17 стр.

Источник: https://studbooks.net/1681926/psihologiya/deprivatsionnye_situatsii

Психологическая депривация – горе, идущее по пятам

Депривационная ситуация

Психологическая депривация – горе, идущее по пятам. Консультация психолога.

Психологическая депривация – тема, с которой мы регулярно сталкиваемся на консультации психолога. В этой статье мы рассказываем: что такое психологическая депривация, откуда она берется, к каким последствиям приводит, и что с этим делать.

Напоминаем, что все наши статьи по психологии написаны со значительными упрощениями и рассчитаны на обывателя, а не на профессионального психолога.

Наши статьи по психологии имеют своей целью расширить кругозор людей, улучшить взаимопонимание между клиентом и психологом, а не являются практическим руководством по психологической помощи кому-то или самому себе. Если вам действительно нужна психологическая помощь, обращайтесь к хорошему психологу.

Что такое психологическая депривация?

Термин психологическая депривация произошел от латинского слова deprivatio, которое означает потеря или лишение.

По сути, психологическая депривация – это длительное психологическое переживание, которое возникает в результате того, что человека лишили чего-то очень важного в жизни, причем лишили помимо его желания, он без этого нормально жить не может, а изменить ситуацию не в силах. Т.е.

упрощенно, психологическая депривация – это переживание насильственного лишения чего-то очень важного, и на этом переживании человек фиксируется на долгое время, иногда на всю жизнь.

Примеры психологической депривации

Типичными примерами психологической депривации являются тактильная и эмоциональная депривация.

В случае тактильной депривации ребенок в сензитивный период недополучает от родителей необходимое количество тактильных ощущений: прикосновений, поглаживаний и т.п. Это очень похоже, например, на перенесенный в детстве голод. Велики шансы, что во взрослой жизни будут последствия тактильной депривации, перенесенной в детстве.

Например, когда ребенок вырастет, может возникнуть ненасыщаемая невротическая потребность в тактильных ощущениях, выраженная в сексуально неразборчивом поведении с частой сменой партнеров – лишь бы кто-то погладил и приласкал.

А корни этого взрослого поведения в том, что в прошлом родители по причине занятости, небрежности или своего характера были недостаточно внимательны к тактильным потребностям ребенка.

В случае эмоциональной депривации то же самое происходит с эмоциями. Эмоционально холодные, отчужденные или занятые родители не додали ребенку то количество эмоций и те виды эмоций, которые являются необходимыми для психологического комфорта.

Впрочем, почему только родители?! Эмоциональная депривация может появится и у взрослого человека при жизни с эмоционально сухим или отчужденным партнером. В результате возникает закономерный голод на эмоции (иногда в форме аффективного расстройства): например, человек постоянно ищет эмоции на стороне (как голодные люди ищут пищу).

Он ищет много эмоций, сильных эмоций, эта невротическая потребность ненасыщаема, облегчения не наступает, но и прекратить свою гонку за эмоциями у человека не получается.

Близкие и взаимосвязанные понятия

Психологическая депривация близка к понятиям горя, фрустрации и невротизма.

Ощущение острого горя и состояние горевания возникает у человека при разовой непоправимой потере, например, в случае смерти близкого человека.

А психологическая депривация возникает при хроническом (а не разовом) лишении чего-то важного, причем у жертвы часто есть ощущение, что ситуация может быть исправлена, если, например, объяснить другому человеку свои желания и потребности.

Горевание и психологическая депривация очень похожи. Выражаясь метафорически, психологическая депривация – это горе, идущее за человеком по пятам. По сути, психологическая депривация – это растянутое на годы горевание о психологических лишениях с иллюзиями, что всё можно исправить.

И вот по причине длительности негативных переживаний и наличия таких иллюзий, хроническая психологическая депривация часто наносит больший ущерб психике человека, чем разовое острое горе без иллюзий.

Психологическая депривация близка к состоянию фрустрации – переживанию неудачи. Ведь человек с психологической депривацией часто испытывает ощущение, что он неудачник в удовлетворении тех желаний и потребностей, которые являются основой его психологического комфорта.

И конечно, психологическая депривация близка к понятию невротизма, т.к. психологическая депривация очень часто вызывает невротическую ненасыщаемую потребность в том, чего человек был лишен раньше или сейчас.

Понятия: психологическая депривация, горевание, фрустрация, невротизм и т.п., – не просто близки друг к другу терминологически, а закономерно связаны друг с другом механизмами психологического отреагирования.

Ведь по сути, всё это – различные формы реакции человека на субъективно некомфортную или невыносимую жизнь, навязанную ему близкими людьми или обществом.

Вот почему, психологическая депривация часто возникает в случаях, которые в англоязычной литературе обозначают словом abuse – плохое обращение с детьми и близкими, а также в случаях, когда это плохое обращение вызвано бесцеремонным вмешательством общества в частную жизнь человека.

Психологическая депривация и взаимосвязанные явления часто являются негативными последствиями психологического насилия над желаниями и потребностями человека, который не смог выйти из позиции жертвы.

Социальные причины психологической депривации

Социальные причины психологической депривации типичны.

– Недостаточная компетентность или психологическое своеобразие родителей в вопросах воспитания и психического здоровья своего ребенка.

Например, в некоторых семьях родители недостаточно внимательны к обратным сигналам от ребенка, и, как следствие, ребенок недополучает чего-то очень важного в своей жизни, что сами родители могут ошибочно считать второстепенным. Например, ребенок недополучает тех самых тактильных ощущений или позитивных эмоций.

– Неудачный выбор партнера во взрослой жизни, который часто продолжает сценарий, начатый еще родителями. И тогда эти два негативных сценария психологической депривации – родительский и партнерский – складываются, и человек живет психологически очень некомфортно.

– Культурные и субкультурные традиции, когда не принято удовлетворять базовые психологические потребности человека, но от этого они не перестают существовать. Например, потребность выражать эмоции вовне, которая является очень важной, но может подавляться в некоторых семьях или даже сообществах – например, при воспитании «мужественности» у мальчиков.

– Государственные и социальные интересы вышестоящих, когда желания и психологические потребности человека не имеют значения для этих вышестоящих.

Индивидуальные причины психологической депривации

Индивидуальные причины психологической депривации тоже типичны.

– Неадекватность или клиническое своеобразие родителей и любых вышестоящих, от которых зависят психическое здоровье и психологический комфорт человека.

– Индивидуальная низкая устойчивость к психологической депривации, наподобие того, как это бывает с низкой стрессоустойчивостью.

Психологические реакции жертвы психологической депривации.

Психологические реакции жертвы психологической депривации настолько индивидуальны, что их можно перечислять бесконечно. Например, часто встречаются замкнутость, социальная дезадаптация, агрессия или аутоагрессия, невротические расстройства, психосоматические заболевания, депрессия и различные аффективные расстройства, неудовлетворенность в сексуальной и личной жизни.

Как это часто бывает в психологии, одинаковые по форме психологические реакции могут быть порождены абсолютно разными причинами. Вот почему, нужно избегать соблазна быстро поставить психологический диагноз самому себе или другому человеку на основании поверхностных наблюдений и нескольких прочитанных статей по психологии.

Есть очень большие шансы, что поставленный вами самому себе диагноз окажется неверным.

Психологическая помощь при психологической депривации

В случае подозрения на психологическую депривацию действия психолога последовательны логичны.

– Проверить свои предположения с помощью серии психологических консультаций, а лучше (намного лучше!) с помощью процедуры психодиагностики.

– Если причины психологической депривации продолжают существовать в жизни клиента, привести клиента к реальной смене условий, образа и стиля жизни так, чтобы причины, порождающие психологическую депривацию, исчезли.

– В случае необходимости провести курс психологической помощи (психотерапии) с целью скорректировать негативные последствия психологической депривации, длительно существовавшей в жизни человека. Т.е. убрав причину, теперь необходимо убрать следствие.

– Провести социальную и личную адаптацию человека к новой жизни.

Процесс психологической помощи человеку в случае психологической депривации длителен, т.к.

психологическая депривация часто бывает куда более разрушительна по последствиям, чем, например, случаи, традиционно считающиеся тяжелыми в практике психолога: смерть близкого человека, разовая психотравма и т.

п. И в этом заключается опасность психологической депривации для клиента и реальные сложности в работе психолога.

© Авторы Игорь и Лариса Ширяевы. Авторы консультируют по вопросам личной жизни и социальной адаптации (успеха в обществе). Об особенностях аналитической консультации Игоря и Ларисы Ширяевых «Успешные мозги» можно прочитать на странице КОНСУЛЬТАЦИЯ.

Источник: https://www.uspeshnie-mozgi.ru/psixologicheskaya-deprivaciya-gore-idushhee-po-pyatam/

Всемогущая депривация [1992 Буянов М.И. – Беседы о детской психиатрии]

Депривационная ситуация

НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ
КРАТКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РАЗДЕЛЫ ПСИХОЛОГИИ
КАРТА САЙТА    О САЙТЕ

Всемогущая депривация. В 1963 году в Праге вышла монография “Психическая депривация в детском возрасте” (в 1984 году она издана в Праге и на русском языке).

Ее авторы – Йозеф Лангмейер и Зденек Матейчек – обобщили собственные и литературные данные по проблеме, которая особенно стала волновать ученых в последние 40-50 лет.

Она находится на стыке медицины, педагогики, психологии. Это проблема депривации. Что это такое?

Термин депривация обозначает состояние недостаточного удовлетворения какой-либо важной психологической потребности. По аналогии с недостатком питания некоторые авторы говорят о психическом голодании как о синониме психической депривации.

Выделяют три основных варианта психической депривации: эмоциональная, или аффективная, социальная и сенсорная. По степени выраженности депривация может быть полной и частичной.

Й. Лангмейер и З. Матейчек подчеркивают некоторую условность и относительность понятия психической депривации – ведь существуют культуры, в которых считается нормой то, что будет аномалией в другой культурной среде. Помимо этого, конечно, встречаются случаи депривации, имеющие абсолютный характер (например, дети, воспитывающиеся в ситуации Маугли).

Помимо самой депривации, выделяется еще ряд терминов, связанных с этим явлением.

Депривационной ситуацией именуются такие обстоятельства жизни ребенка, когда отсутствует возможность удовлетворения важных психических потребностей.

Различные дети, подвергаемые одной и той же депривационной ситуации, будут вести себя различно и вынесут из этого разные последствия, ибо у них разная конституция и различное предшествующее развитие.

Например, изоляция – один из вариантов депривационной ситуации. Й. Лангмейер и З. Матейчек выделяют также термин последствия депривации (“депривационное поражение”), которым они называют внешние проявления результатов депривации, т. е.

поведение ребенка, находившегося в депривационной ситуации.

Если ребенок уже однажды побывал в депривационной ситуации, но это, к счастью, было недолго и не привело к грубым психическим отклонениям, то говорят о депривационном опыте ребенка, после которого он будет более закаленным или, к сожалению, более чувствительным.

Фрустрация, т. е. переживание досады и т. п. из-за блокады потребности, – это не депривация, а более частное понятие, могущее войти в общее понятие депривации. Если у ребенка отнимают, например, игрушку, ребенок может находиться в состоянии фрустрации (к тому же обычно временной). Если же ему вообще не дают играть длительное время, то это будет депривацией, хотя фрустрации уже нет.

Если ребенок в двухлетнем возрасте был разлучен с родителями и помещен в больницу, то на это он может дать реакцию фрустрации. Если же он остался в больнице год, да еще в одном и том же помещении, без посещения его родителями, без прогулок, без получения нужной сенсорной, эмоциональной и социальной информации, то у него могут появиться состояния, относимые к кругу депривационных.

Депривация – это не педагогическая запущенность. Последняя есть результат плохого воспитания, не нарушающего психическое развитие ребенка.

Случаи крайней социальной изоляции могут привести к искажению и задержке психического развития лишь детей более или менее старшего возраста, способных уже – как Робинзон Крузо – обеспечить себе какое-то существование и выжить в тяжелых условиях.

Другое дело, когда речь идет о маленьких детях или о грудных, – они обычно не выживают, лишившись человеческого общества, его заботы.

Тут можно выделить три основных типа детей, с раннего детства живших в условиях полной социальной изоляции: 1) одичавшие дети, которые сами убежали или которых бросили в безлюдной местности и там они самостоятельно выжили; 2) “волчьи” дети, которые были потеряны или похищены и выжили в “обществе” домашних или диких животных; 3) дети, которых люди только кормили, в остальном же они были изолированы от человеческого общества преступными или умалишенными родителями.

От социальной изоляции отграничивают сепарацию. Под последней чехословацкие исследователи понимают не только болезненное отделение ребенка от матери, но и всякое прекращение специфической связи между ребенком и его социальной средой. Сепарация может быть внезапной и постепенной, полной или частичной, короткой и длительной.

Сепарация – результат нарушения взаимного контакта, она отражается не только на ребенке, но и на родителях. У последних возникают тревожность и т. д. Если сепарация длится долго, то она переходит в социальную изоляцию. Сепарация имеет большое значение для развития в ребенке определенных социальных установок.

Еще в 1946 году английский ученый Боулби опубликовал сравнительные данные о развитии 44 несовершеннолетних воров и такой же группы несовершеннолетних, но без антисоциальных тенденций. Оказалось, что у правонарушителей сепарация в детстве встречалась во много раз чаще, чем у их сверстников без правонарушений.

Боулби считает, что сепарация затрагивает прежде всего этическое развитие личности и формирование в ребенке нормального чувства тревоги.

Как же выглядят сепарационные реакции? В первую очередь тут следует отметить так называемую анаклитическую депрессию, описанную американским ученым Аленом Рене Шпицом (1887-1975), внесшим большой вклад в развитие учения о психической депривации.

Анаклитическая депрессия обычно возникает в возрасте 4-11 месяцев спустя 4-6 недель после сепарации. Аналитическая депрессия формируется не во всех случаях сепарации.

Появится ли она или нет, это зависит, полагает Шпиц, от факта получения ребенком пригодной замены матери, а также от того, какими были отношения между ребенком и матерью до сепарации.

Ребенок со слишком интенсивной связью с матерью переносит разлуку намного хуже, чем ребенок с поверхностной связью. Аналитическая депрессия, проявляющаяся в нарастании безразличия ребенка, ухода в себя, утраты интереса к окружению и т. д., часто остается нераспознанной.

С середины XIX столетия и до 30-х годов XX века исследователи много внимания уделяли анализу развития детей в детских приютах, считая эту модель наиболее совершенной для понимания причин депривации. Смертность в приютах колебалась от 50-60 % до 97 %.

Причины смертности и аномального развития сложно переплетались, причем зачастую расчленить неблагоприятные социально-психологические факторы и биологические не всегда можно. Даже если дети и начинали своевременно ходить и говорить, то все равно очень часто страдали их любознательность и предприимчивость.

Именно в это время появился лозунг, в заостренной форме выразивший мнение многих ученых: “лучше плохая семья, чем самое лучшее детское учреждение”. С 30-х годов XX столетия была предпринята попытка пересмотреть этот вывод.

Было показано, что улучшение работы детских учреждений приводит к уменьшению вероятности грубых форм психической депривации. Однако создать идеальное учреждение для детей трудно, если вообще возможно.

Исследователи сравнивали развитие детей из дневных яслей и с постоянным пребыванием. Развитие детей из дневных яслей было значительно лучшим, чем развитие детей, постоянно находившихся вне матери.

Состояние ребенка нельзя обеспечить только лишь обучением говорить, ходить и т. п.

Ведь в семье ребенка часто специально не учат ходить и говорить, он учится самостоятельно, живя со своими родителями совместной ежедневной жизнью, подражая тем, кого любит.

Особое место в книге чешских коллег занимает описание развития детей, с раннего детства находившихся в экстремальных ситуациях. В частности, разбирается психическое развитие эвакуированных детей, детей, попадавших под массированную бомбежку, и т. д.

Как правило, тяжелый острый травматизм во время военных действий не вызывает таких глубоких и стойких отрицательных последствий, как хронические психические лишения и изоляция. Уверенность, которую дает ребенку присутствие родителей, уравновешивает, по-видимому, в значительной мере экстремальные потрясения, вызванные войной.

Однако судьба детей, переживших длительное пребывание в нацистских лагерях уничтожения, была трагической. Авторы приводят подробные литературные и собственные данные о динамике психических изменений у этих детей. Последние были как бы поделены на 2 группы: грудные дети и дети 1-3-летнего возраста составляли одну группу, а более старшие – вторую.

У маленьких детей отмечались явные признаки грубой задержки психофизического развития. У старших же детей регистрировались в основном нарушения поведения. Последние заключались в подозрительном и негативном отношении ко всем окружающим.

Такие дети, даже включая детей из наиболее благополучных семей, быстро опускались: крали, обманывали, не считались с интересами даже членов своих семей.

Мстительность, гнев, желание любой ценой спасти себя, отреагировать на первых попавшихся людях перенесенные унижения, драчливость, недоверие к людям, стремившихся как-то помочь им, – все это было характерно для этих детей. После освобождения из концлагерей детей направляли в специальные дома для реадаптации.

Маленькие дети, попавшие в эти учреждения, были крайне раздражительны, бесцельно бегали, визжали, все рвали и уничтожали. Что касается их развития, то оно было всесторонне задержанным: дети не умели есть, не соблюдали чистоты тела, не умели играть.

Они были небольшого роста, большая их часть вообще не говорила, задержка умственного развития большинства соответствовала олигофрении в степени дебильности. Процесс социализации детей из концентрационных лагерей продвигался очень медленно.

После помещения в детский дом с индивидуальной заботой семейного типа они сначала вели себя по отношению ко всем людям отрицательно, лишь потом сживались, причем помогало им то, что они воспитывались совместно.

Долго проявлялись нарушения в области чувств: панический страх перед животными, беспрестанная боязнь, что кто-нибудь отберет у них еду, игрушки, тревожность при появлении незнакомых людей, явное недоверие к окружающим. По истечении 2-3 месяцев индивидуальной работы с ними большинство детей социализировались. Тем не менее у них еще долгое время имелась повышенная потребность в проявлениях любви со стороны окружающих. Так, например, общим явлением было преувеличение физических жалоб, посредством чего дети обеспечивали себе повышенное индивидуальное внимание. Для многих детей представляло желанную цель пребывание в изоляторе с особой, специально прикрепленной к ним сестрой. Все эти сложные психологические переживания обнаруживали себя в рисунках, стихотворениях, рассказах детей. Подобные дети куда больше страдали от потери семей и родного очага, чем от физических лишений.

Чехословацкие исследователи приводят данные о воспитании детей в семьях бразильских индейцев, в африканских странах и т. д., приходя к выводу о том, что в тех условиях психическая депривация встречается реже. Объясняется это тем, что дети больше времени проводят с матерью, что воспитанием детей занимаются все члены семьи и даже племени.

Безусловно, это приводит к ускоренному двигательному развитию новорожденных, к большому развитию практических навыков. Удивительно то, что это происходит в отсутствие каких-либо игрушек.

Большинство исследователей связывают это с тем, что такие дети первые 2-3 года жизни проводят за спиной матери, будучи вынужденными повторять все те движения, которые делает мать.

Одинаковые депривационные условия различно действуют на детей различного возраста. С возрастом меняются потребности ребенка, а также восприимчивость к их недостаточному удовлетворению.

С годами ребенок становится более зрелым и выносливым в отношении разлуки с матерью, но тут уже большую роль начинает играть наличие других родственников (бабушек особенно). Наличие матери еще не уничтожает возможность семейной депривации.

Если нет частого и длительного общения с социально положительными родственниками, то у ребенка – особенно у мальчика – могут возникать трудности поведения. Порой отсутствие отца становится более заметным, нежели отсутствие матери.

Что необходимо для предупреждения депривации? Необходимо, чтобы к детям поступали разнообразные стимулы из внешней среды в надлежащем количестве и качестве.

Необходимо, чтобы ребенку были обеспечены условия для учения уже на самом элементарном уровне.

Необходимо создать условия для развития положительных, стойких взаимоотношений между ребенком и его первыми воспитателями, средой его дома и, наконец, более широкой общественной и предметной обстановкой. Все используемые для воспитания ребенка приемы должны быть эмоционально окрашены, пробуждать в нем чувство радости и спокойной уверенности в общении с другими людьми – сверстниками и взрослыми.

Необходимо облегчить ребенку включение в общество (например, в специальной игре) для того, чтобы он мог усвоить адекватные социальные роли, обусловливающее впоследствии возможности “взрослой” общественной жизни.

Без просвещения широких масс родителей и педагогов достигнуть этого невозможно. Многие из аспектов предупреждения психической депривации выходят за пределы педагогики и психологии, но задача в том, чтобы привлечь к этой проблеме многочисленные и разнообразные общественные институты.

Источник: http://psychologylib.ru/books/item/f00/s00/z0000034/st028.shtml

ЗдороваяПсихика
Добавить комментарий